Сегодня: 24.08.2019

65.6
72.62
АИ-92 42.9 руб.
АИ-95 46.1 руб.

Следите за новостями:

Жизнь взорвалась вслед за домом

Восьмидесятилетний Ветеран труда и его дочь уже восемь лет пытаются восстановить справедливость

Жизнь взорвалась вслед за домом

27 августа 2019 года, будет уже 8 лет как жизнь Елены Софроновой превратилась в кошмар наяву. Больной отец, отсутствие денег, большое количество кредитов и выбивание коллекторами несуществующих долгов — это то, что окружает сейчас молодую женщину. Она не опустилась на дно, не запила, не сдала своего отца в дом ветеранов. Из последних сил Елена несет свое бремя. 


 

В семье жителей села Ильинск Советского района случилась страшная беда - в квартире, где проживали люди взорвался газовый баллон. Двухквартирный жилой дом был полностью уничтожен, вслед за ним сгорело и все хозяйственное имущество и постройки. Жизнь дочери и отца взорвалась, в прямом смысле этого слова. Возможно, когда происходят взрывы многоэтажных домов, власти быстрее реагируют на случившееся. Там проще установить обслуживающую организацию, причину взрыва да и пострадавших в разы больше. 

- Папа плачет, когда вспоминает, что у него сгорело все, что было накоплено таким трудом за жизнь. Я до сих пор хожу по инстанциям и пытаюсь восстановить документы, но не все получается. Папино удостоверение к медали «К 100-летию В.И.Ленина» сгорело, а для него это был очень важный документ! Каждый раз, когда отец вспоминает об этом на его глазах наворачиваются слезы... 
После всего случившегося меня понизили в должности, что привело к уменьшению дохода. За один день мы потеряли все! У нас не осталось даже маминых фотографий, - говорит Елена. - Мы — самое ценное, что осталось друг у друга. 

 На фото: баллон этой же фирмы из другого дома

Когда я спрашивала в районном центре, помнят ли эту историю, люди с трудом, но вспоминали ее — не каждый же день дома взрываются. Для маленького города, а тем более поселка, это большое событие, и о нем помнят даже спустя 8 лет. Слухов было много. Кто-то говорил, что Елена поставила на плиту кастрюлю и, забыв про нее, ушла в магазин. Кто-то - что у семьи была плохая газовая плита, а баллон вообще был заказан в другой организации... 
К сожалению, сейчас правды не найти, потому что все улики и вещественные доказательства, по словам Елены, уничтожены следственными органами, а с материалами следствия потерпевших так и не ознакомили. Елена уже устала биться и доказывать свою правоту: что ничего на плите она не оставляла, что плита была хорошая, и газовый баллон заказывали именно ОАО «Кировоблгаз», в настоящем АО «Газпром газораспределение Киров», так как у отца была льгота и глупо заказывать газ в другой организации втридорога. 
Эта сильная женщина плачет от несправедливости. До того дня они с отцом жили хорошо, даже умудрялись отложить немного денег на «будущее». Хорошая работа на государственной должности, возможность карьеры и создания своей семьи. Все это Елена потеряла в один миг и приобрела больного отца на своем попечении и множество кредитов.

– После взрыва, вместо нашей трехкомнатной квартиры, местные власти предоставили нам место жительство - «Дом ветеранов» и 7 тысяч рублей. Нам предложили ютиться в одноместной комнате в 2-х этажном кирпичном доме. В этой комнате даже воды не было - трубы были закоксованы - стоял ужасающий канализационный смрад, стены были черными от потолка до пола, свет включать тоже было невозможно, из-за сырой проводки, в период, когда нам это «благоустройство» предоставлялось,  здание даже не отапливалось, но при этом квитанции ЖКХ мы регулярно оплачивали: за отопление, воду, свет. По утрам - огромные мокрицы, которые со стен падали на лицо, мохнатыми лапами будили меня на работу, - продолжает Елена. – После череды обращений мы поняли, что помощи ждать не от куда и нужно как-то самим жить. Посоветовавшись с отцом, мы приняли решение строить дом. На тот момент у меня еще не было проблем с работой и я с легкостью оформила ипотеку, и началось строительство. Я доверилась строителям: что женщина может советовать «профессионалам своего дела? Но, оказалось, напрасно. Дом достроить нам так и не удалось, так как денежных средств горе-строителям не хватило, и теперь мы живем в недострое. Мне круглосуточно приходиться топить печь, но в доме все равно холодно. 

 В таких условиях семья живет сейчас

Из всего дома отец и дочь могут жить лишь в одной комнате: другие практически не нагреваются. Из мебели у них стол, пара стульев, кресло и кровать для папы, а Елена спит на полу. Соседи и односельчане помогли, чем могли, но все равно у семьи даже нет средств, чтобы закрыть окна шторами. Белые стены и потолок — это все, что видит каждый день ее восьмидесятилетний отец. Ветеран труда, который верил, как все люди того времени, в светлое будущее, в то, что он нужен своей Стране. 

- Вся моя зарплата и папина пенсия уходят на еду, лекарства, выплату ипотеки и дрова. Денег не хватает, на работе травят, пытаются выжить с места, всем я не угодила. Я к себе нормального отношения не испытывала давно. Постоянно плачу. Жить приходится вопреки. Кредиты душат. Приходится постоянно что-то доказывать, убеждать, оправдываться — говорит Елена. 

Женщине стыдно обращаться за помощью, но она не знает как жить дальше... И можно ли это назвать жизнью? Ей жалко отца, который явно достоин другого. Елена надеется, что власти обратят на них свое внимание и помогут добиться справедливости в отношении АО «Газпром газораспределение Киров». Кроме того, семье очень нужна помощь в покупке дров и утеплении дома, покупке мебели. 

Куда обращалась Елена: 
Суд 
Ростехнадзор 
Генпрокуратура 
Прокуратура Кировской области 
Депутаты Госдумы 
Правительство Кировской области 
Администрация президента 
Уполномоченный по правам человека в России 
Уполномоченный по правам человека в Кировской области 
 Текст: Алевтина Патрушева. Фото автора