Сегодня: 09.08.2022

60.32
61.16
АИ-92 46 руб.
АИ-95 50 руб.

Следите за новостями:

  Ян Деньгин 2092

Елена Кувшинова о фестивале "Ива-Дивная" и народных промыслах Вятки

«Вятская корзина – сформированный и устойчивый бренд, которым мы должны гордиться»

Елена Кувшинова о фестивале "Ива-Дивная" и народных промыслах Вятки

Елена Львовна Кувшинова - один из организаторов фестиваля "Ива-Дивная". В прошлом году проходил первый фестиваль, перед которым наш портал взяль у Елены Львовны интервью. На этой неделе состоится уже второй фестиваль, перед которым мы также поговорили с Еленой Львовной о народных промыслах Вятки и их будущем.

Самым известным продуктом народных промыслов в Кировской области является Дымковская игрушка. Но есть и великое множество других. Расскажите, пожалуйста, о них подробнее.

Дымковская игрушка – один из самых известных вятских промыслов, но далеко не единственный. Вятка отличается от других регионов именно тем, что у нас здесь целая кладовая ремёсел. Огромное количество древних самобытных промыслов, в частности – художественная обработка дерева. К ней относится наша знаменитая вятская матрёшка – самая северная матрёшка России, капа-корешковый промысел, резьба по дереву, вся группа плетения из природных материалов – береста, соломка, плетение из лозы. Эти промыслы в своё время занимали огромный удельный вес в экономике нашего края.

Если мы посмотрим альбомы вятского губернского земства, то мы поймём, что по количеству деревоотделочных промыслов ещё в прошлом веке Вятка опережала и Московскую, и Нижегородскую губернии. Они давали достаточно большую долю поступлений в бюджет, губернский земский склад скупал у мастеров и ремесленников очень много этой продукции. Её продавали в том числе за рубеж.

Корзиночный промысел всегда был, что называется, «нелюбимым ребёнком», потому что это было крестьянское ремесло. В нём сложно найти что-то высокохудожественное, и он был настолько повседневной, обыденной частью жизни человека, что никому и в голову не приходило его как-то исследовать, описывать – то есть он составлял неотъемлемую часть жизни человека, начиная с глубокой древности и сегодняшних дней. Если мы посмотрим знаменитые фильмы «Москва слезам не верит» и прочие фильмы советского периода – нет-нет да и мелькнёт плетёный чемодан, плетёный коробочек, плетёная ширма в интерьере квартиры. И по наши дни корзиночный промысел он в общем-то живёт в обиходе человека.

Когда мы приходим  в современный супермаркет и выбираем овощи из плетёного лотка, мы как-то не задумываемся, что это тоже изделия корзиночного промысла, который сейчас находится в категории торгового оборудования и прекрасно себе находит место. Плетёные абажуры, системы хранения в интерьере квартиры, коляски, кроватки для кукол своим детям – это всё вятский корзиночный промысел. Я уж не говорю про огромный ассортимент её величества корзины: грибные, овощные, ягодные, для упаковки подарков и многие другие. И это всё – корзиночный промысел.

Исторически так сложилось, что у нас на Вятке огромный запас сырья – ивы, и поэтому наша вятская корзина, помимо того, что она всегда была очень распространённой, утилитарной как промысел – она ещё и всегда имела свою вятскую особинку. Искусствоведы и эксперты всегда спрашивают: «А чем ваша вятская корзина отличается от корзины Тамбова, Воронежа?» Главная особенность нашей вятской корзины – это сочетание в плетении разных материалов – лоза с берестой, лоза с сосновым корнем, с столярной работой, и украшали вятской росписью.

У нас в природе больше тысячи сортов ивы. Сложилось исторически, что географические и климатические условия на Вятке обусловили произрастание большого количества пригодных для плетения видов ив. Жёлтенькая, красненькая, беленькая. У нас на Вятке всегда любили играть с цветом. Иногда специально подкрашивали. Сочетали плетения лозой со столярными элементами – донце деревянное, а стенки плетёные. Плетёные шкатулки по такой же схеме. Сочетание с берестой: береста и лоза – два очень хороших компаньона, которые очень хорошо сочетаются. И, конечно форма. Есть более ажурные формы, более витиеватые – они характерны для южны регионов страны – Сочи, Краснодар. Они отличаются от наших. У нас всегда работали «диким» прутом – он толстенький, грубоватый, поэтому формы более лаконичные, но и более крепкие, долговечные. Этот стиль очень хорошо вписывается в современный интерьер квартир. Нет чрезмерного, вычурного, они смотрятся респектабельно.

Это наша особинка. Вятская корзина свидетельством Роспатента признана как промысел, она заняла своё место в художественно-историческиом ландшафте России, и вятский корзиночный промысел – это тоже бренд, нал созданием которого мы трудились много лет, и логично, что имея такой запас и такой потенциал, развивать эту тему дальше.

Применительно к задаче развития туризма. Турист едет на Вятку не только за Дымковской игрушкой или матрёшкой. Турист едет на Вятку, чтобы посмотреть на народные промыслы во всём их многообразии. Каждый промысел имеет своё собственное событие – в Нижегородской области на протяжении долгого времени работает фестиваль «Золотая хохлома». Вологодские кружевницы проводят ежегодный фестиваль по кружеву. Собирают кружевниц со всей России и создают свои шедевры на глазах зрителей и жюри.

В общем-то мы были не оригинальны, задумывая наш фестиваль. У нас ключевым событием фестиваля является профессиональный конкурс. Мы собираем мастеров со всех регионов, и они создают свои работы. Помимо того, что мы обмениваемся художественно-стилистические особенностями, собираем весь этот материал, и, помимо всего прочего, главным итогом становится то, что эти изделия остаются у нас в области – они переходят в музейные фонды. Все громкие и пафосные слова о сбережении, сохранении в нашем случае обретают конкретную практическую основу, то есть эти изделия создаются на нашей территории и остаются на ней, и, таким образом, мы сберегаем свою школу корзиночного промысла, обогащая новым образным содержанием и я думаю, что у нас есть все шансы стать столицей лозоплетения.

Если говорить о Кирово-Чепецке, то он является местом традиционного бытования корзиночного промысла ещё со времён древнего поселения Усть-Чепца. Всегда на территории города работали предприятия именно этого промысла. Работала известная компания «Абрис», которая делала замечательную мебель. Компания являлась членом ассоциации «Народные промыслы России». Много лет работала фабрика игрушек. У нас в городе целые трудовые династии, это люди, для которых это обычная профессия.

Если вы зайдёте на сайт нашей службы занятости региона, то «изготовитель художественных изделий», в отличие от других регионов, вполне себе обычная профессия. Люди этим занимаются, умеют делать это хорошо, производится большое количество продукции, которую мы отправляем во всех регионы – от Калининграда до Новосибирска. Даже делали небольшое исследование, когда регистрировали в Роспатенте наш бренд.

В поисковой строке Яндекса писали «вятская корзина» и анализируешь контент, который появляется. Практически 80% фотографий и ссылок на ресурсы – это продукция нашего региона. Здесь и продукция фабрики «Умелец», которой сейчас уже нет, это изделия фабрики «Идеал», изделия «Центр-Вятка» Надежды Петровны Копысовой, которая на территории Кирова занимается корзиночным промыслом, и это изделия нашей, кирово-чепецкой компании.

Так что наша вятская корзина – сформированный и устойчивый бренд, который мы должны развивать, мы должны его знать и гордиться им. Это и привлечение туристов. В отличие от других промыслов, вятская корзина не несёт на себе такого налёта музейности. Это утилитарное изделие, которое мы очень широко и повсеместно можем должны использовать.

А как вы пришли к идее, что необходимо организовать фестиваль?

Вся совокупность причин привела к тому, что вятская корзина имеет право на собственное событие. Мы его решили проводить в июле, укладывая в общий календарь событий региона. Это самый пик спроса: «Пришло лето – нужна корзина». Дача, сад ,пикник. Логично укладывается. Фестиваль традиционно будем проводить три дня.

Первый день – встреча мастеров с других регионов. У нас хорошая и насыщенная деловая программа. В прошлом году был интересный круглый стол, приехали делегаты с Марий-Эл, Чувашии, Самары, Ярославля. Было интересно обсудить непосредственно профессиональные вопросы – те проблемы, которые есть в нашей отрасли схожи в регионах или отличаются?

Этому способствует работа экспертных советов, потому что все предприятия народных промыслов отличаются именно тем, что продукция должна проходить художественно-экспертные советы. Не каждый, кто взял в руки природный материал и изготовил изделие, имеет право называться народным художественным промыслом. Это достаточно серьёзная вещь, прописанная в федеральном законе №7 «О народных художественных промыслах». Продукт имеет право называться народным промыслом, если не менее 50% объёма общего выпуска продукции  - изделия, признанные экспертами. Продукт должен пройти художественно-экспертный совет и получил экспертное заключение – да, продукт произведён в местах традиционного бытования, традиционным способом по традиционной технологии с применением местных стилевых особенностей.

Поэтому очень интересно обсудить, как работают художественные советы в других регионах, какие проблемы испытывают мастера с регистрацией своих изделий, какие они используют механизмы и каналы сбыта, как у них организована эта работа. Промыслы могут существовать в совершенно разных форматах и ипостасях – в каких-то регионах промыслы существуют в формате кустарного ремесла, не побоюсь этого слова самодеятельности – при домах народного творчества, при некоммерческих организациях.

Довольно распространённая история, при которой мастер имеет основную профессию другую, а промыслом занимается как хобби, как увлечением. Было очень приятно осознать, что у нас в области остались настоящие предприятия художественной промышленности, которые занимаются народными промыслами профессионально. И подобный обмен опытом был полезен и тем, кто к там приехал, потому что было большое количество положительных откликов – с правительства Чувашии звонили специалисты и спрашивали:  "Будете ли вы снова проводить фестиваль? Наши мастера приехали такими одухотворёнными, они почувствовали вкус, удовлетворение от своего ремесла, поняли, что этим можно заниматься профессионально, что это дело можно ставить на широкую ногу". Посмотрев, как это организовано у нас, мастера понесли по всей России-матушке.

Этот эффект сложно оцифровать, выразить в числах, но, пожалуй, он самый главный. Промысел всегда был обыденностью. У нас нет аттестованных специалистов, научных трудов. Если вы начнёте читать про гжель – вы найдёте целые трактаты - и по рисунку, и по мастерам. А в нашем промысле такого нет. Если мы сами не озаботимся систематизацией знаний, то за нас это никто не сделает. И мы точно это понимаем. Поэтому фестиваль – самый подходящий формат для того, чтобы занятья этой работой. Мы начинаем накопление коллекций музейных фондов, поддерживаем своих, вдохновляем приезжих и распространяем информацию среди жителей региона, чтобы они помнили и гордились, чтобы в копилке вятских промыслов был ещё один очень хороший бренд, которым можно гордиться. Это нормальная житейская профессия, которой можно зарабатывать.

У нас в планах есть привлечение в деловой программе юных дизайнеров, чтобы они работали с мастерами, которые работают с традиционными формами искусства. Так они смогут покреативить, поискать какие-то новые формы, смыслы – это тоже очень и очень интересно. В течение года мы в принципе этой работой занимаемся. Был интересный проект «АРТистократия» с известным модельером Александром Васильевым. У него достаточно раскрученный публичный ресурс, он сам лично отбирал из всех российских промыслов интересные и про каждый снимал достаточно увлекательный, ёмкий и содержательный мини-фильм. В конце одно изделие разыгрывалось в порядке аукциона. Нам было очень приятно, что среди таких мастистых и знаменитых российских промыслов была выбрана и вятская корзина.

Люди по разному относятся к персоне Александра Васильева относятся по-разному, но с точки зрения знания народных промыслов, с точки зрения художника, эстета, искусствоведа, ценителя красоты, он в промыслах разбирается достаточно неплохо. У него самого большая коллекция  продукции народных промыслов. Такое сотрудничество, которое сейчас называют модным словом «креативная индустрия», имеет совершенно конкретно практическое направление – как работать, как развивать промыслы? Именно так их и можно развивать.

Во второй день фестиваля происходит ключевое событие – конкурс. В 8 утра мастера сядут и будут в течение восьми часов создавать свои шедевры. Вечером мы смотнируем выставку в нашем местном краеведческом музее, и 31 числа с утра закончит работу конкурсная комиссия, которая оценит работы и выявит победителя.

В это же время в кирово-чепецком парке «ЛихоЛесье» будет проходить большая, красивая, яркая и насыщенная ярмарка. И в 16 часов будет подведение итогов и награждение. Посмотрим, кто победит в этот раз. Было очень приятно, что в прошлом году среди весьма сложных и очень достойных работ очень много изделий наших вятских мастеров заняли призовые места. Мы ещё раз подтвердили, что мы в этом промысле если не номер один, то весьма «Forever» (смеётся).

Сама ярмарка тоже достаточно интересна: хорошая концертная программа, которую будет делать ДК «Железнодорожник», коллективы из соседних регионов с фолк-музыкой. Мы пригласили в гости кузнецов, которые будут показывать мастер-классы, пригласили Пермский исторический театр «ЧУДЫ», который делает интересный кукольный театр для детей под названием «Петрушка», а также труппа играет на старинных музыкальных инструментах. Это всё очень здорово, и я думаю, что кировчане – все, кто будут иметь желание и возможность приехать, насладятся этим событием. Приехать с семьёй, детьми, отдохнуть, посмотреть на разнообразие изделий – не то, что мы видим на местных ярмарках, а именно в совокупности. Это тоже эффект – мы не сможем заранее посчитать, сколько людей смогут приехать. Это и помощь мастерам, которые будут продавать свои изделия, это и развлечения для жителей региона – как минимум, это познавательно, увлекательно и занимательно. Вся совокупность направлений мы реализуем в рамках одного действия – фестиваль.

В нынешних условиях как ваше предприятие себя чувствует? И как ваша продукция продаётся за рубеж?

Мы очень много работали на заграничных выставках. Правительство страны задаёт вектор – экспорт, экспорт, экспорт. Много было попыток экспортировать продукцию наших промыслов, и большинство экспертов от нашей отрасли приходит к выводу, что народные художественные промыслы – это история про внутренне потребление. Мы работали на огромном количестве выставок – и в Германии, и во Франции, Португалии, Испании, Швейцарии. Да, все восхищаются качеством продукции, но не выйдет идти на промышленные объёмы – у нас ведь кустарное производство, ручная работа. На выставках говорят – ваша продукция должна стоить центы. Не может она стоить центы, ведь по каждому продукту более двадцати операций.

Соответственно, мы вряд ли наденем и будем носить пончо и шляпу сомбреро – то же самое и в отношении наших промыслов. Российские промыслы в большей степени наш продукт для внутреннего потребления. Мы можем их только вывозить, показывать и экспонировать как элемент традиционной народной культуры. Едет ансамбль «Берёзка» за границу выступать – у них потенциальными покупателями выступают все, кто купил билет. Ровно такая же история с нашими промыслами. Их надо экспонировать, показывать, гордиться – но как элементом народной культуры. Это не продукт для экспорта.

Это скорее продукт для культурного обмена. Для внутреннего потребления – это абсолютно нормальный продукт, изделия до сих пор актуальны. Промыслы нужно поддерживать, так как их продукция очень специфична. О них нужно много рассказывать, ведь мы продаём историю, легенды. Потребителю нужно объяснять – откуда это, как пришло, почему оно именно такое, почему оно столько стоит, почему здесь именно такой цветочек, почему именно так сплетено изделие. Огромная просветительская работа.

В рамках фестиваля у нас запланированы переговоры с образовательными организациями. Также у нас есть проект «Азбука ремёсел», в рамках которого разработана целая линейка наглядных дидактических пособий, которые мы будем реализовывать в школы на средства, вырученные с фестиваля. Ребята будут знакомиться с народными промыслами, так как в школьном классе заниматься этим сложно. Не будет же в классе стоять гончарный круг стоять.

А промыслы – это дело такое, которое требует ручного изучения. Это не кабинетная специальность. Поэтому мы и делаем пособия – по рисованию матрёшки, по различной росписи. Это можно показывать на уроках ИЗО, краеведения, технологии. История эта не для всех. Из тех ребят, кто познакомится с промыслами, только единицы будут заниматься этим профессионально. Но даже в таком случае этим заниматься необходимо. Такое знакомство должно быть лёгким, простым, понятным.

Разные страны выбрали разный путь. В Японии нет предприятий народных промыслов. У них так: мастер, который делает продукт – их национальное достояние. Мастер делает то, что делали его предки, а государство покупает всю продукцию – самурайские мечи, кимоно, роспись по шёлку.

Другой путь выбрали в Индии. Народные промыслы у них – источник массового выпуска дешёвого продукта. Даже до Кирова добирался индийский базар, на котором настоящие хлопковые платья можно было купить чуть ли не за 500 рублей. Но у ни и ситуация другая – огромнее количество деревень, достаточно бедные люди, и им нужно было только дать возможность создавать и наладить логистику.

В России выбрали свой путь: сохранение предприятий в формате предприятий художественной промышленности. Мы такие же субъекты малого предпринимательства, как и остальные. Мы так же, как и все, платим налоги, льгот у нас нет. Единственное, что создало министерство промышленности и торговли РФ - это перечень предприятий, которые занимаются настоящими народными промыслами. Им оказывается небольшая поддержка в виде субсидий – на электроэнергию, сырье, траты на продвижение промышленности, потому что в чистом виде мы неконкурентны. Наша рентабельность находится на уровне 1,5 – 2%.

По умолчанию мы все народные промыслы, но продукция предприятий разная, технологии разные - где-то высокая степень механизации, где-то низкая. Для крупных промышленных предприятий актуальны формы поддержки – лизинг, модернизация. Для малых гораздо важнее иметь возможность вывозить на выставки, показывать, помогать в продажах. Система ярмарок и фестивалей крайне важна.

Розничные магазины с этим товаром работать не умеют. Крайне сложно такие товары поставить на полку. Да и нужно ли им это? Мы же не ставим цель, чтобы кукарское кружево лежало в каждом «Ашане». Нет, здесь другой вопрос – чтобы в слободе Кукарка производилось кукарское кружево, столько, сколько нужно рынку, по той цене, которая она этого заслуживает, чтобы ручеек не иссякал, чтобы приходили молодые специалисты.

А как продвигать свою продукцию, если мы в розницу ей торговать не можем?

Выставки. Да есть интернет, маркет-плейсы, «Мой бизнес», собственные сайты и продвижение, но это даёт меньше 10% продаж. Нужно постоянно ездить на выставки – на нормальные бизнесовые B2B – показывать продукцию. Упаковки, пищевое оборудование, товары для детей в разных городах России, в том числе в Москве. При всём развитии интернет-торговли, мы можем отметить, что это отнюдь не панацея.

Как привлечь молодых специалистов к народных промыслам?

У нас есть художественное училище, в котором открывали группы, занимающиеся именно народными промыслами. Правительство региона перестало их финансировать, так как выпускники не идут на предприятия народных промыслов вследствие достаточно низких зарплат. Поэтому вопрос поддержки крайне актуален.

Также нам нужно уходить от избыточной специализации – нет нужды готовить специалистов по отдельным видам народного творчества. За образец стоит брать Высшую школу народных искусств Санкт-Петербурга. Пришёл молодой человек, и у него тема подготовки «Народные художественные промыслы России», в рамках которой он изучает всё – живопись, графику, промыслы, выполняют прикладную работу. На выходе мы получаем серьезного специалиста, который разбирается в и декоративно-прикладном искусстве, и в народных промыслах. Работать он может где угодно – сам создавать продукт, как выставочник, как галерист, эксперт, в PR, в креативной индустрии, работать с дизайнерами, с интерьерами помещений.

Самое главное, что так можно готовить специалистов для художественным экспертных советов. Самая большая проблема - старение этих экспертных советов. Меня беспокоит следующий момент: что будет с экспертизой, когда нынешнее поколение уйдёт? Об этих вещах стоит задумываться уже сейчас. Кстати говоря, Высшая школа народных искусств готова открыть филиал в нашем регионе, переговоры уже велись. Если правительство области пойдёт на этот шаг, то это будет крайне интересно. Или попытаться создать на базе уже существующих образовательных учреждений отдельный факультет. В политехе есть кафедра художественной обработки материалов. Мы с ней очень много сотрудничаем. У них есть ребята, которые на нашем предприятии создавали свои дипломные работы.

А региональное правительство заинтересовано в развитии?

Это декларируется на самом высоком уровне. Посмотрим, насколько это будет эффективно. Прошлый фестиваль был организован на наши деньги, сейчас же выделены небольшие средства в помощь. Насколько они эффективно будут расходоваться – время покажет. Процедура согласования очень муторная. По большому счёту, эти средства нам пообещали, но вся подготовка к фестивалю идёт самостоятельно, за счёт собственных ресурсов.  Даже если мы ничего не получим, фестиваль будем проводить в любом случае. Я глубоко убеждена, что это необходимо делать.

А почему вы стали заниматься по жизни народными промыслами? Что именно вас сподвигло на это?

Мне часто задают этот вопрос, но я до сих пор не могу на него ответить. Можно сказать, что «привело». Первое моё образование – химическое, поскольку я из города химиков. Второе образование – экономическое. Я работала на множестве предприятий, много занималась деревообработкой, и из этого перешла в лозоплетение, так как это разновидность художественной обработки дерева.

Чепецк – моногород, работы у нас не очень много. Вот мы сами себе работу и придумали двадцать лет назад и до сих пор этим занимаемся (смеётся). И, в самые трудные времена, мы и так не жили богато. И, в самые тяжёлые моменты, я себе задавала вопрос: «Могу ли я заняться чем-то другим?» Конечно, при моём опыте, фантастической работоспособности, энергии я могла бы быть успешной в каком-либо другом виде деятельности или бизнеса. Но вопрос в другом:"Хочу ли я заниматься чем-то другим?" Ответ – нет. Мне нравится заниматься своей работой, и самое большое удовольствие с нашим коллективом мы испытываем, когда мы что-то придумываем, и это уходит в народ. 

Подпишитесь на нас в: Google Новости Яндекс Новости