Сегодня: 03.02.2023

70.04
76.96
АИ-92 45 руб.
АИ-95 49 руб.

Следите за новостями:

  Ян Деньгин 1862

Анастасия Пентегова о школьном буллинге и работе психологов

«Если ребёнок испытывает трудности, то он не должен себя чувствовать одиноким»

Анастасия Пентегова о школьном буллинге и работе психологов

Анастасия Пентегова - студентка второго курса ВятГУ направления подготовки "Журналистика".

Что такое «школьный буллинг»?

Буллинг – это оскорбление или унижение по какому-либо признаку; это травля или издевательство – либо физическое, либо моральное. Чаще всего явление носит массовый характер.

Почему в России прижился термин «буллинг»? Почему не травля?

Буллинг – понятие более широкое, и его использование описывает больше действий такого характера.

Например?

Травля, чаще всего, словесные оскорбления. Издевательства, побои – физическое воздействие. Буллинг же описывает всю сферу негативного влияния.

Почему ты решила заняться этим вопросом с точки зрения научного подхода?

Буллинг – массовое явление. Об этом я убедилась на личном опыте. Наш проект мы делали с одногруппницей. Мы обе учились в разных школах, но в годы обучения в школе мы были жертвами буллинга. Помимо этого, мы слышали крайне много печальных историй нашего окружения. Мы решили: раз эта проблема настолько массовая и актуальная (жертвам буллинга не помогают, эти истории нечасто становятся инфоповодами), то мы сами предадим её огласке, чтобы обратить внимание на существование проблемы.

Твои знакомые также были подвержены буллингу?

Практически каждый второй, если даже не больше.

Чаще всего, если мы слышим про буллинг, истории связаны со школами. А что с другими заведениями? Не обязательно учебными.

В ВУЗах также есть подобные истории, но их гораздо меньше. В университетах учатся взрослые люди, которые чаще всего осознают, что они делают. Ученики школ встречают уникальный период – пубертат. Гормональные изменения, подросткам хочется выделиться, они желают показать своё превосходство.

В рамках буллинга принято выделять три категории людей: наблюдатели, агрессоры и жертвы. Неважно, какую роль они выполняют, в любом случае данные истории повлияют на них. Сейчас взрослые люди, которые со мной учатся, до сих пор борются с последствиями буллинга.

Даже с последствиями того, что они сами занимались буллингом?

Да. Бывшие представители обозначенных групп, живут с отпечатком выполняемых ролей в рамках буллинга.

Как выглядит средний человек каждой роли? Какие факторы влияют на то, чтобы человек выполнял какую-то определённую роль?

Проще всего начать с жертвы. Чаще всего буллят тех, у кого нет компании или он одиночка. За такого человека некому заступиться, таким образом, он будет беззащитен. Такая жертва должна чем-то отличаться – это может быть что угодно: образ мышления, внешний вид, выполнение каких-либо действий. Чтобы стать жертвой буллинга, не обязательно быть хуже своих сверстников.

Задача агрессора – самоутверждение. Для этого нужно сделать так, чтобы жертва чувствовала себя хуже. Человек приходит в новую компанию, хочет завести новые знакомства, завоевать уважение своего окружения. Как мы понимаем, существует простой способ – найти жертву и вдоволь над ней поиздеваться.

Наблюдатель присутствует, и у него есть три варианта действия: занять сторону агрессора, жертвы или ничего не делать. В любом случае в разрешении конфликта он участия принимать не будет, потому что он боится получить осуждение одной из сторон.

Наблюдатели, как мы понимаем, также бывают разные. Одним жалко жертву, но они понимают, что если они заступятся, то их осудят агрессоры, и они из наблюдателей станут жертвами. Есть наблюдатели, которые хотели бы быть на стороне агрессора, но они не хотят, скажем так, «марать руки» и брать грех на душу.

Почему наблюдатели со стороны жертвы не могут объединиться с жертвой для того, чтобы дать организованный отпор обидчикам?

Наблюдателей не обязательно много. Они могут быть самостоятельными единицами. Наблюдатели они именно потому, что они не уверены, им сложно сделать выбор – поэтому они и наблюдают.

А есть люди, которые никак не вовлечены в буллинг?

Сильно в этом сомневаюсь, поскольку такие истории даже краем глаза невозможно не заметить. То есть, как минимум, наблюдателями были все.

Почему для тебя эта история важна?

В школе я столкнулась с буллингом. Я была довольно необщительным и эмоциональным ребёнком. Довести меня до слёз могло всё, что угодно – даже если ручка упала, условно говоря.

Отсутствие друзей, чрезвычайная эмоциональность – идеальная жертва. Агрессор получит желаемую реакцию, за жертву никто не заступится, всем будет всё равно. Особенно ярко это проявилось в средней школе.

В каком классе наблюдался пик буллинга?

С шестого по восьмой классы – в этот период и начинается пубертат у подростков. У девушек начинается половое созревание, которое проявляется внешне: выскакивают прыщи, изменяются параметры тела, начинается менструальный цикл. Мальчики просто обожали над этим шутить. У меня выкидывали вещи, меня оскорбляли и в школе, и на тренировках по лыжному спорту. Чаще всего это были оскорбления из-за моего лишнего веса, которого на самом деле не было примерно с седьмого класса. Также меня не любили за то, что я очень хорошо писала олимпиады.

Как ты с этим боролась?

Я долгое время посещала школьных специалистов. У нас был медблок, в котором были и психолог, и психотерапевт. Я ходила к ним вплоть до окончания школы. Они со мной занимались, я принимала успокоительные. Разумеется, психолог не может вылечить, он может обозначить почву для работы над собой. Со временем ко мне пришло осознание того, что люди чаще всего буллят из-за осознания собственных комплексов. И, прежде чем давать агрессорам отпор, я должна побороть собственные комплексы.

Занятия спортом были методом работы над собой?

С одной стороны, у меня до этого не было увлечений. С другой стороны, когда я поняла, что у меня есть лишний вес, я сама записалась в лыжную секцию. Причём я сама решила это сделать, не по совету психолога.

Чувствуется ли эффект от работы с психологом?

Да. Психолог – взрослый человек, который выслушал множество историй – то есть у него есть опыт и как человека, и как специалиста. Он знает, что делать и знает, как грамотно мотивировать пациента. Не факт, что лучший друг сможет подсказать наиболее верное решение проблемы. А врач (психолог в первую очередь врач) может подробно расписать доступное поле работы над собой. Он может помочь выстроить свой внутренний стержень, а также найти и помочь решить те проблемы, которые пациент не всегда может видеть.

Какие проблемы лично ты обнаружила во время работы с психологом?

Я была излишне эмоциональной – от агрессии до слёз из-за каждого пустяка. Я боялась общаться с людьми, и, разумеется, у меня были огромные комплексы из-за внешности. В старшей школе мне было очень тяжело перебороть себя, чтобы пойти к психологу и попросить помощи. Мне было не по себе даже от этой мысли.

Если ты понимала, что у тебя есть проблемы, что мешало решиться на поход к психологу?

Когда я ходила к психологу и психотерапевту в средней школе, я старалась никому об этом не говорить. Потому что в обществе существует стереотип: «Ходит к психологу – значит псих». В старшей школе мой класс стал уже гораздо лучше, но, несмотря на это, мне было тяжело именно внутренне. Я думала: «Блин, мне придётся снова к этому вернуться». Но когда я поняла, что сама не справляюсь, гораздо рациональнее было обратиться к врачу.

Насколько тяжело работать с психологом?

Нужно быть готовым к тому, что все твои проблемы не просто будут обозначены – тебя прямо ткнут в них. Пациент должен быть готов правильно воспринять эту информацию. Настрой должен быть такой: «Я не просто приду и послушаю, как у меня всё плохо. Я буду работать над своими проблемами».

На твой взгляд, почему в обществе до сих пор сохраняются стереотипы о том, что поход к психологу – это плохо?

Скорее всего, это продукт воспитания «старой закалки». В Советском Союзе было, скажем так, немодно следить за своим психологическим здоровьем. Люди, которые не смогли решить свои  психологические проблемы, взращивают новое поколение, которое также неспособно самостоятельно решать аналогичные вопросы.

Когда буллинг прекратился?

В девятом классе я уже перестала обращать внимание на своих закомплексованных одноклассников, а в десятом-одиннадцатом всё было просто замечательно. Классы были перформированы, и мне очень повезло с тем, что ребята были адекватные.

Ты поступила в ВУЗ, и первая же курсовая работа была именно на тему школьного буллинга. Это связано с твоим прошлым?

Я замечала во многих ребятах те черты, которые были у меня до похода к специалисту. Мне рассказывали свои неприятные истории из школы, но подавляющее большинство людей так и не попыталось решить эти проблемы, и они просто с этим живут.

В чём причина того, что они боятся решать свои проблемы?

Они не могут пойти к врачу и придумывают разные отговорки: то им некомфортно, то им стыдно. Зачастую без анонимности людям тяжело об этом говорить.

Расскажи о своей курсовой. Чем именно вы занимались?

Мы заранее знали, кто будет нашим заказчиком – это центр психологической помощи. Чаще всего в эту организацию детей приводят их родители, но наша цель была сделать так: если ребёнок испытывает трудности, то он не должен себя чувствовать одиноким. Обратиться за помощью – это вполне нормально. Основной задачей нашего проекта было подтолкнуть ребят, испытывающих трудности, к осознанию того, что накопившиеся психологические проблемы нужно решать, показать, кто может оказать помощь, и мотивировать для обращения за помощью.

Сколько людей откликнулось на ваши просьбы рассказать свои истории буллинга?

В районе восьмидесяти человек. Причём к нам обращались все стороны буллинга – и жертвы, и агрессоры, и наблюдатели.

Насколько сильные были истории у ребят?

Мы вместе с одногруппницей читали истории, и порой ощущался мороз по коже. От некоторых историй хотелось плакать. Даже от текста было не по себе.

Масштаб и глубина буллинга в обществе оценивается недостаточно глубоко?

Да. Порой говорят: «Не обращай внимание; игнорируй; дай сдачи». Люди не способны оценить последствия совершаемых действий. Может сложиться так, что буллинг будет сказываться на человеке всю жизнь. Кто-то может сказать: «Раз так делают со мной и другими, то это нормально». Но это не нормально.

Есть ли способ раз и навсегда покончить с этим явлением?

Не думаю, что есть стопроцентная возможность покончить с этим. Люди бывают разные, и я думаю, что буллинг будет всегда. Но есть различные способы хотя бы уменьшить его масштаб, чтобы это было не повсеместно распространённое явление, а хотя бы сто человек на тысячу.

Как это сделать?

Во-первых, было бы неплохо, чтобы центры психологической помощи в школе не просто существовали, а специалисты периодически организовывали анкетирование учащихся. Во-вторых, в подобных организациях необходимо проводить дни открытых дверей, чтобы люди, нуждающиеся в помощи, получили хотя бы консультацию. В третьих, необходимо больше социальной рекламы, организовывать больше мероприятий с участием психолога – даже просто рассказать, где человек может получить помощь. Люди просто не знаю, куда обратиться.

Насколько сильно влияет возможность анонимного обращения к специалисту?

Когда мы рассылали анкеты, мы не ожидали, что будет так много историй. Мы столкнулись с тем, что до этого момента люди никому об этом не рассказывали, потому что боялись, что рассказ об этом их заклеймит. Даже рассказав о своих проблемах в анкете, многие почувствовали, что груз с их плеч сбросился, или же стал несколько легче. Особенно явно это прослеживалось у агрессоров.

Сейчас эти люди всё ещё несут на себе груз вины. Они хотят извиниться, но они или боятся, или у них нет возможности это сделать. Неважно, какая сторона – сильный отпечаток остался у всех.

Крайне важным вопросом, таким образом, является популяризация психологии, специалистов и центров оказания помощи. Насколько часто ваши респонденты обращались к школьным специалистам?

Центры психологической помощи были не в каждой школе, учитывая то, что множество студентов приехали из районов области. Вот они приезжают в большой город, у них есть возможность обратиться к специалисту, но они не знают, куда и как обращаться.

Да и в кировских школах не всё радужно. У нас был центр психологической помощи, но далеко не все знали, что туда можно прийти и записаться на приём. Когда я говорила об этом своим одноклассникам, они были очень этим удивлены.

Ты сейчас студентка второго курса. Ощущаешь ли на себе последствия буллинга?

Нет, мне удалось их побороть.

А респонденты?

Да, они это до сих пор чувствуют. Было очень много замкнутых людей, которым очень сложно контактировать с людьми из-за того, что они стали чересчур осторожны. Есть люди с эмоциональными травмами, которых легко обидеть. Они не могут за себя постоять, им сложно делать какой-либо выбор самостоятельно.

Чем дольше человек тянет с обращением к психологу, тем последствия буллинга будут сильнее, и работать над проблемами будет всё тяжелее. Но нет нерешаемых проблем.

Можешь дать совет тем людям, которые столкнулись с буллингом?

В первую очередь запомните, что вы у себя один, и у вас всегда есть возможность стать лучше. С решением проблем лучше не затягивать. Если вы чувствуете какой-то дискомфорт, вы всегда можете обратиться за помощью.

Подпишитесь на нас в: Google Новости Яндекс Новости