Сегодня: 06.05.2021

74.86
89.77
АИ-92 45.65 руб.
АИ-95 48.9 руб.

Следите за новостями:

  Владимир Голохвастов 1729

Героизм, о котором молчат. Виктор Торопов о ликвидации последствий аварии в Чернобыле

«Когда разрешили выходить в Припять - это было первое эмоциональное потрясение »

Героизм, о котором молчат. Виктор Торопов о ликвидации последствий аварии в Чернобыле

Ночь 26 апреля 1986 года навсегда изменила множество судеб. В эту ночь тысячи людей остались без дома, огромная территория стала непригодной для жизни, а последствия, которые принесла трагедия, случившаяся той ночью, эхом отдаются по всему земному шару до сих пор. Речь идет о взрыве, который произошел в ходе испытаний на 4 энергоблоке Чернобыльской АЭС. Мало кто тогда догадывался, какие ужасающие последствия несет этот взрыв. Пожарным и работникам, которые находились в эпицентре событий в первые часы катастрофы не суждено было выжить - выброс радиации был чудовищно сильным. 

За той роковой ночью последовали годы, которые ушли на ликвидацию последствий аварии. Людей, которые устраняли последствия, стали называть ликвидаторами. Ликвидаторы - настоящие герои, которые подставили под удар свое здоровье, чтобы радиация не распространилась на весь земной шар. 

В канун 35-ой годовщины жуткой трагедии мы решили пообщаться с непосредственным участником событий - ликвидатором Чернобыльской аварии Виктором Сергеевичем Тороповым, который отправился на войну с невидимым врагом осенью 1986 года. 

Виктор Сергеевич, расскажите пожалуйста, как вы узнали об аварии?

Я работал в 1986 году мастером производственного обучения СПТУ 18. 26 апреля случилась авария, 28 апреля ребятам уже начали повестки вручать и 28 мая мне пришла первая повестка. Мне тогда 35 лет было.

Как вы стали участником ликвидации аварии Чернобыльской АЭС?

Так как я работал тогда, я подготавливал группу столяров-плотников. С директором договорились, что я осенью группу сдаю и отправляюсь в Чернобыль. Призывались мы по линии военкомата, как военнообязанные на военные сборы. В основном тогда забирали людей, у которых уже есть двое детей. Быстро прошли комиссию, собрали команду из 11 человек, и мы отправились. Сначала в Чебаркуль, где на полигоне проводился учебный сбор, проводили курсы перед отправкой в Чернобыль. Там нам рассказывали про станцию и аварию. Подготавливали нас в качестве химиков-дозиметристов. Экзамены сдавали московской комиссии. Всего подготовка продлилась 2 недели, после чего нас перебросили в Белую церковь, а от Белой церкви машинами мы попали в 30 километровую зону. И попал я там в мобильную 25-ю бригаду, служил пожарным. 

Когда вы туда ехали, представляли насколько это опасно?

Нас готовили химики-срочники. У них мы спрашивали, что нас ждет. Они рассказывали, что непонятно как радиация влияет на человека. А то, что непонятно, вызывает страх. Когда приехали туда, нам выдали обычные маски, к каким мы сейчас привыкли. Организм опасность чувствовал, чувствовались изменения. Привкус металла во рту и в висках давило. Потом уже в Припяти поняли, что радиация была не везде, а скорее отдельными местами, как грязь.

Чем именно занимались в Припяти?

Когда разрешили выходить в Припять - это было первое эмоциональное потрясение. Представьте Киров, но только без людей. Совсем без людей, и животных тоже нет. На перекрестках стоят машины, которые во время эвакуации столкнулись. Гнетущая тишина.

Задача, как пожарных, у нас была тушить локальные пожары, а также мыть здания в Припяти. Город был разбит по квадратам. До нас там проходили батальоны спецобработки, которые выбрасывали с лоджий все вещи и собирали их для дальнейшей транспортировки. Затем снимали грунт, толщиной с штыковую лопату и тоже вывозили, так как эта земля считалась зараженной. Только после этого мы приступали к мытью зданий специальными средствами. После мойки ставилась табличка “Обработано” и мы переходили к следующему квадрату. Из таких квадратов, к примеру, мы очищали тот на котором стоит знаменитое колесо обозрения. 

Также мы выходили на станцию, на различные задания. Тогда активно искали причину случившегося, и мы разбирали завалы в кабинетах, чтобы достать необходимые документы. Работали на крыше, где графит лежал, который необходимо было сбросить вниз в реактор. Одевали нас в специальные свинцовые фартуки, которые закрывали грудь и спину, очки, которые тут же запотевали, и варежки. Выходили на крышу по свистку, на работу отводилось всего 90 секунд. Графит горячий был, он к крыше приварился, лопатами его отдолбить было сложно. Техника, которая была предназначена для уборки крыши, не выдерживала радиации, ломалась. А мы справлялись.

Как родственники отреагировали на то, что вы отправились в Чернобыль?

Для вас сейчас это непонятно, а тогда мы были коммунистами. “Надо значит надо”. Нам письма быстро приходили, поддержка чувствовалась от родных, товарищей. А от нас очень долго информация шла. Однажды батальон построили на вечернюю поверку и нам зачитывают письмо: “Ты успокойся, жена, нам вчера выдали свинцовые трусы, ходим по колено в радиации”. Полковник приказывает одному из солдат: “Снимай, показывай, что за трусы такие”. Ситуация хоть и вызвала смех у всего батальона, позже нам объяснили, что работает цензура, задача которой была предотвратить распространения слухов.

Как на здоровье сказалась работа в Чернобыле?

Нас кормили очень хорошо. Еда правда всегда была вкусная, вот только есть практически никто не хотел, не было аппетита. Бывали случаи, что тошнило людей прямо в столовой. Разговаривали с полковником одним, он сказал: “Ребята, сейчас радиация на вас сильно не скажется, а вот лет через 30 вы все последствия почувствуете”. К сожалению, он оказался прав. К нам в организацию “Союз Чернобыль” приходят люди, встают на учет, и со вдовами работаем. У многих проблемы с щитовидкой, у других онкология развивается. Много информации не доходило, люди не знали, какая опасность ждала.

Поддерживает ли вас государство?

Поддерживает, но нам много судится пришлось из-за закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" от 15.05.1991 N 1244-1, в который вносилось множество правок. Некоторые не судились, они сейчас ничего, можно сказать, и не получают. В санатории раньше отправляли, но сейчас уже не ездим. Мы считаемся федеральными льготниками, лекарства получаем. Мне, например, оплачивают лекарство, которое кровь разжижает. Оно стоит 3000, а без него никак. Тот кто подсуетился, получает, а кто не успел, соответственно нет. И это самая большая проблема.

Чем занимается организация “Союз Чернобыль”?

Наша задача - показать жителям Кировской области, что мы есть. Что существуют люди, которые совершили подвиг, спасли людей от радиации. К слову, из Кировской области на ликвидацию призвали более 2,5 тысяч человек, тогда как с других регионов набирали по 300-500 человек. 
В 2016 году на 30 годовщину трагедии мы установили на территории учебно-спасательного центра «Прометей» памятник "Защитившим мир от радиационных катастроф".
Мы существуем на взносы. Где-то предприниматели помогают, где-то сами скидываемся. С организации сами ничего не получаем. Тем, у кого нет связей, а требуется помощь врача, психологическая помощь или помощь юриста, помогаем. Например, недавно позвонила вдова чернобыльца, у нее дом сгорел. Мы проконсультировались с нашим юристом и выяснили, что необходимо взять документы, заявить что она вдова чернобыльца, чтобы ей помогли в ближайшее время найти временное жилье. Много кто в помощи нуждается, всем стараемся помочь.
Ходим по школам, уроки мужества проводим, выставки привозим. Многие к нам приходят просто побеседовать, поговорить, обсудить обстановку.

Как вы сейчас относитесь к атомной энергетике? 

После такой катастрофы все равно остается небольшой осадок и опасения. Но если эта технология находится в хороших руках и направляется в нужное, мирное русло - я за.

Чернобыльская “зона отчуждения” сейчас изменилась до неузнаваемости: природа взяла верх над бетонными джунглями, деревья растут буквально в квартирах, а по территории бегают животные. Однако для людей большая часть данной территории ещё не скоро станет пригодной для жизни. И если бы не подвиг ликвидаторов, которые круглосуточно сражались с последствиями катастрофы, “зона отчуждения” поглотила бы практически всю европу, а большая часть пресной воды в мире стала бы непригодной для употребления. Последствия страшнейшие. 

Сказать спасибо ликвидаторами, оказать поддержку или обратиться за помощью к ним вы можете через организацию “Союз Чернобыль” которая находится по адресу: г. Киров, ул. Карла Либкнехта, 120, оф. 13. Тел. 673303. Юрист организации: Трушкова Светлана Юрьевна тел. 772249

Подпишитесь на нас в: Google Новости Яндекс Новости

    Реклама: