Сегодня: 22.02.2024

92.44
99.9
АИ-92 49.9 руб.
АИ-95 55.4 руб.

Следите за новостями:

  Варвара Шувалова 33729

Дневник ковидника в госпитале. Как лечат людей и все ли так плохо, как говорят?

Колонка журналиста портала Kirov.ru Варвары Шуваловой о проведенном времени в инфекционном госпитале

Дневник ковидника в госпитале. Как лечат людей и все ли так плохо, как говорят?

Задавались ли вы вопросом, как в Кирове лечат коронавирус в больницах? Может быть, у вас лежали в больнице знакомые и они рассказывали вам, что происходит в госпиталях? Так вышло, что мне пришлось побывать в ковидном госпитале. И в этом материале я подробно расскажу вам, что происходило со мной всю неделю.

День 1. Госпитализация

Узнать, что пришел положительный анализ на коронавирус и так было шоком для меня, а когда услышала, что от госпитализации отказываться нельзя я и вовсе впала в ступор: какие вещи брать с собой, как долго я там буду, а как же учеба, работа, придется расстроить своих близких этой “прекрасной” новостью? Интересно, что “скорую”, которая увезла бы меня в больницу, мне пришлось вызывать самостоятельно, терапевт просто рассказал, как это грамотно сделать. Машину пришлось ждать пару часов, и все это время я переживала, ведь ранее в больнице я лежала лишь раз, и то ребенком. Врачи скорой помощи стали опрашивать меня для составления анамнеза, но в больницу мы поехали не сразу. Сначала нужно было проверить, в порядке ли легкие, и если есть поражение, то насколько серьезное. Поехать на КТ (компьютерную томографию) было отдельным приключением. Мы пару часов стояли в очереди из колонны машин “скорой помощи”. Потом еще пару часов ждали заключения от специалистов. Сказать, что я устала сидеть и ждать - ничего не сказать. И вот когда результаты исследования были на руках, то я увидела, что мои легкие абсолютно чисты. 

Меня повезли в Офтальмологическую больницу на Филейке. Здесь-то и начался следующий этап ожидания. Очередь на госпитализацию оставляла желать лучшего, и я просидела в приемном покое еще пару часов. Наконец, когда все документы были оформлены, врачи в “скафандрах” (все лечащиеся так называли их защитные костюмы) отвели нас на распределение в палаты. Мне повезло, и я попала в кислородную палату с мягкими ортопедическими матрацами. Разложила вещи, и не успела лечь спать (а времени, к слову, было уже почти час ночи), как пришли медсестра и врач. Врач послушал легкие, спросил, как я себя чувствую и измерил температуру, а медсёстры поставили укол в живот. Позже я узнала, что этот укол помогает крови разжижаться, и чтобы не образовывались тромбы при дальнейшем лечении.

День 2. Начало лечения

Так как я болела в легкой форме, меня лечили лишь таблетками, которые почему-то приносили в пять часов утра. Чуть позже, где-то в половине шестого нам пришли делать укол в живот. Другим пациентам в палате ставили еще и укол антибиотика в вену. Мне рассказывали, что он не очень приятный, а иногда даже болезненный. К слову, в этот день меня перевели в обычную палату, так как кислородное место могло понадобиться для более тяжелых пациентов. Новая палата, в которую я переехала, была намного хуже первой. Во-первых, неудобная железная кровать, такая старенькая.. Во-вторых, на ней лежал тонкий матрас, и ты всем телом чувствовал каждое пересечение железных прутьев. Но мне еще повезло, моя кровать была ровная, а вот у моей соседки она была еще и сломанная. К счастью, проблему с кроватью решили быстро, все заменили, а сломанная еще неделю стояла в коридоре.

Хочу отметить, что на этаже, куда я переехала, не было горячей воды, мусорных ведер, да и врачи там ходили довольно редко, только по утрам на осмотры. Вся жизнь кипела на этаже выше, где лечили тяжелые случаи.

Что касается еды и распорядка дня: кормили нас три раза в день. Не скажу, что "пальчики оближешь”, но некоторые каши очень даже вкусные, чего не скажешь про супы. Стандартный состав супа такой: бульон, рис, морковка, лук, естественно без намека на мясо. Распорядок дня же максимально странный. В пять утра к нам пришли делать утренние уколы и выдали таблетки. Кстати, дали только противовирусные, и больше ничего. Позже, часов в 10 утра пришел врач для осмотра, измерил температуру и сатурацию - насыщенность крови кислородом. Эти показатели измеряют раза два-три за день. Кстати, нас не водили ни на какие процедуры, основное время мы сидели в палате  и выходили прогуляться только в коридор.

Вечером, около пяти-шести часов, к нам снова приходили ставить уколы в живот, после которых стали появляться синяки. У меня они пока только желтые, а вот у моих соседок синие и зеленые. Отбой был условный, примерно в 22:00 все укладывались спать, но конечно никто не запрещал лечь спать тогда, когда ты хочешь.

День 3–4. Выходные

Обычно на выходных в больнице есть лишь дежурные врачи, которые делают осмотр по мере необходимости, и медсестры, которые ставят уколы. В один из этих дней у меня стала сильно болеть голова, поднялась температура, заболела область глаз и нос, болью также отдавало в ухо. Тогда к нам пришел дежурный врач, я рассказала о своей проблеме. Симптомы были очень похожи на гайморит, но после осмотра его исключили. Видимо просто пошло какое-то воспаление из-за вируса. Тогда мне прописали антибиотики вдогонку к противовирусным. И таблеток стало почти в два раза больше. Питание не было сильно разнообразным, приходилось есть, то, что дают, чтобы не испортить желудок.

За эти дни я услышала много жалоб от соседок: кровати не удобные, таблетки дают странные, питание плохое и еще кучу всего. Я и сама согласна с рядом жалоб, но делаю скидку врачам и персоналу, пытаюсь войти в их положение, ведь этот госпиталь развернули лишь несколько дней назад. А еще у меня пропали запахи, и это большой стресс для меня.

День 5. Анализы

Сегодня утром, когда в очередной раз к нам пришли делать уколы, от которых невероятно болел живот, нам принесли баночки для анализов. Интересно, что одна баночка была для сбора мокроты, другая же для общего анализа мочи. Позже, в районе восьми утра нас позвали сдавать кровь из вены. Не знаю почему, но мне впервые стало так плохо, хотя подобные вещи я переношу с легкость. Кружилась голова, темнело в глазах, ощущалась слабость. Врачи пытались помочь: подносили ватку с нашатырным спиртом, но, когда узнали, что запахов у меня нет, стали растирать зоны на лице спиртовой салфеткой. Легче мне стало, но весь оставшийся день я проспала. Не хотелось ничего делать, только спать и все.

А еще сегодня в душе появилась горячая вода, наконец-то можно спокойно помыться.

еще сегодня приезжал целый автобус больных. Его отправили в другую больницу, так как у нас не было места. Потихоньку, когда места освобождается, к нам привозят больных как из города, так и с районов на таких старых машинах "скорой помощи". А еще уже пару дней от нас увозят тяжёлых пациентов в реанимобиле. Выглядят они будто без сознания, и лицо каждого закрывает кислородная маска.

День 6–7. “Я задыхаюсь”

Сегодня в больнице полностью закончились таблетки. Как показала практика, уже почти двое суток некоторым пациентам вовсе не выдавали противовирусные. Мне повезло, я получила их на два вперед, и не сбила курс приема. Вы наверно скажете, что выдавать только противовирусные пациентам странно. А как же таблетки от кашля, капли в нос? Ничего этого не было. Те, кто привез с собой какие-либо капли и запасные таблетки оказались самыми умными. В какой-то момент даже лечащий врач сказал: “Принимайте свои таблетки от кашля, если они есть”. Так как мне не кололи антибиотик, а выдавали его в виде таблеток, остальные лекарства, таблетки от кашля и капли в нос, я использовала свои, купленные в аптеке. Новых пациентов, которые “заезжали” позже, лечили уже другими противовирусными, более сильными, в остальном же лечение ничем не отличалось.

А еще в нашей палате лежит бабушка лет 76-ти. Обычно она такая тихая, почти не болтает с нами, только если по делу. Часто выходит пройтись в коридор и совсем не жалуется врачам. Но в один вечер, когда на дворе уже была ночь, ей резко стало плохо. Наша палата проветривалась слабо, окно и дверь были открыты почти целый день, но эффекта было мало, а она вдруг резко сказала: “Девочки, я задыхаюсь”. Мы позвали дежурного врача, бабушку стали осматривать, и как выяснилось, из-за духоты у нее стала падать сатурация. Но не сильно, показатели держались в рамках нормы. Бабушке поставили капельницу с гормоном, который расслабляет легочные мышцы, тем самым человеку становится легче дышать, кашель утихает, а сатурация поднимается. Женщине и вправду стало легче, но все эти процедуры продлились почти до часу ночи, медсестры ходили и каждые полчаса проверяли как она себя чувствует.

Подобная ситуация повторилась и на следующий вечер, только сатурация упала уже ниже нормы. Бабушку срочно перевели на этаж выше в кислородную палату. Когда медсестра сказала, что попасть в кислородную палату плохо (значит, что у вас средняя или тяжелая форма болезни), бабушка и вовсе не хотела туда идти. Ее убедили лишь слова, что там ей станет лучше. На ее место привели другую женщину, которая долго возмущалась, что кровати у нас отвратительные. “Да-да, мы и так это знаем. Давайте уже спать, время почти два часа ночи”, - крутилось у меня в голове. Я прекрасно понимала, что она чувствует, но слушать очередные жалобы больше не было сил.

День 8. Рентген и выписка

Все наши дни в целом похожи друг на друга: уколы, таблетки, завтрак, обед, ужин, уколы. Разбавляет ситуацию лишь то, что к нам то подселяют кого-то, то выписывают. Самая возмутительная ситуация произошла сегодня. Вчера к нам привезли женщину, у которой уже как неделю держится температура 39 градусов. Женщина ничем не могла ее сбить, и тогда лечащий врач отправил пациентку к нам в госпиталь. Ее сразу же стали лечить: дали гору таблеток, поставили капельницу, антибиотик. И все бы ничего, но сегодня ее выписывают на домашнее долечивание, потому что, как сказал наш врач, пришло постановление из министерства: просят освободить места для более тяжелых пациентов. Хорошо, понять министерство можно, но человеку только сегодня стало легче, впервые за неделю лечения, и отправить вот так домой - несправедливо!

К слову, сегодня я ходила делать рентген и сдавать мазок.. Результаты будут уже завтра. Надеюсь, я здорова.

Хочу добавить, что нас стали вкуснее кормить. Не мамина еда, конечно, но стало намного лучше.

День 9. Пора домой

Мне уже озвучили результаты рентгенографии: легкие такие же чистые, как и были при госпитализации. Вся палата была приятно удивлена моим результатом, ведь у всех соседок была пневмония разной тяжести, и я могла подхватить их вирус воздушно-капельным путем. К счастью, этого не произошло. И теперь осталось дождаться результатов мазка.

Спустя некоторое время мне позвонил лечащий врач, и сказал, что ковид не обнаружен, то есть мазок отрицательный. Говорит, что готовит документы на выписку. Видимо уже вечером я буду дома.

P.S. Выписку я ждала очень и очень долго. Почти четыре часа готовились документы: оформляли больничный лист, справку, рекомендации врача и только сейчас, а на часах около семи вечера, я вышла на улицу. В лицо дует приятный летний ветерок. Как же я рада быть здоровой!
 

Подпишитесь на нас в: Google Новости Яндекс Новости