Сегодня: 21.05.2024

90.65
98.58
АИ-92 50.5 руб.
АИ-95 55.4 руб.

Следите за новостями:

  Алла Исакова 1216

Сошли с небес солдаты, чтоб навестить родимые края..

О том, что они увидели, рассказано в повести В. Крупина "Великорецкая купель"

Сошли с небес солдаты, чтоб навестить родимые края..


Есть в Кирово-Чепецком районе интереснейшее интернет-сообщество "Ржаной Полом. Музей истории. Перезагрузка". Я наткнулась на него случайно, а начав читать - совершенно не могла оторваться. Одна только публикация "Солдаты из загробного мира" чего стоит!

Но об этом чуть позже. Решила я узнать о данном сообществе поподробнее. Благо, есть аннотация к нему. В ней написано, что через старинное село Ржаной Полом проходит дорога, по которой уходили из родового гнезда - села Рябово художники братья Васнецовы.



На площади у местного храма велась оживлённая торговля. В 1917 здесь устанавливали Советскую власть. Провожали на Первую и Вторую мировые войны. Славились передовым совхозом "Поломский" и многим другим, что документировано здешним музеем, т.к.достойно памяти и воспоминаний.
Музей истории в Ржаном Поломе пока что находится в стадии реконструкции. И приглашает в свою группу всех, кто может и хочет принять активное участие в осуществлении краеведческой работы.

Но вернемся к публикации под названием "Солдаты из загробного мира".
Оказывается, так называется стихотворение на страницах повести писателя В. Крупина «Великорецкая купель». Сам Владимир Николаевич, многолетний участник Великорецкого крестного хода, в своём произведении рассказывает о судьбах людей, сохранивших традиции паломничества на реку Великую в суровые времена гонений.
В их числе и героиня его повествования Катя Липатникова. Родом она из бывшего Просницкого, сейчас Чепецкого района. Там возрастала, всё сплошь знала, всю округу, всех мужиков, которые ушли на войну. Суть своего стихотворения, не написать которое она не могла, сердце у неё не стерпело, она выразила просто: «Они там погибли, а их деревни здесь погибли».


Начинает она с того, что парни, ушедшие и не вернувшиеся с фронта, решили «сходить в увольнение и навестить свои деревни, своих родных». С небес и на поезд. И быстро оказались они на родной земле.

С Каныпского переезда, по знакомой тропе (она сохранилась и до сих пор), в первую очередь попали в деревню, погибшего на фронте, Шаклеина Ивана, в Прокудино. Но была ночь, и деревню они не увидев, проскочили. Но бодро продолжали шагать, взяв правее, теперь уже до деревни Сунгоровцы, откуда проводила родня на войну Вострикова Александра. Послали его друзья вперёд, в разведку. Пошёл, а деревни нема: « …только стоят берёзы да тополя».
Пришлось солдатам немного свернуть в Бондю: «Смотрели вперёд, смотрели назад, а деревни опять не видать».
Совсем заплутали друзья. Решили попасть в Пихтовец, деревню Метелёва и Князева. Местность они свою узнали, поля, перелески, луга – всё на месте, а деревни нет: «… только рябина с черёмухой стояли, словно солдат ожидали». Но не теряют окончательной надежды, шагающие по своей земле, солдаты, жизнь отдавшие за неё:
«Братцы, товарищи, влево возьмём,
в нашу большую деревню Векшинцы мы попадём.
В два этажа школа наша стояла,
речка Филипповка у нас протекала».
«А ну, Поскрёбышев, вперед иди,
в избу нас зови,
кваску бы не против напиться,
немного хоть подкрепиться».
Осмотрелись они кругом и вновь не увидели ранее большой и цветущей деревни:
«Что за холера, что за чума?
Неужели прошёл ураган,
Всё до брёвнышка в речку скидал?
А может, и здесь Гитлер-зверь сумел делов натворить,
наш народ загубить?
Нет, братцы, жена мне писала,
что немцев в глаза не видала,
а вот поляков пришлось повидать,
вместе пришлось работать,
грешным делом церковь в Поломе ломать.
Деревья, леса целы,
не было здесь ни бури, ни войны».

Под гору к речке спустились солдаты и вдоль её пошагали в деревню Николая Рязанова Мальчонки. Она была раньше хоть и мала, но весела. Гармошки чинили и весело жили. Но и там пусто кругом, ни одного дома. Не оказалось и деревни Токарева Ивана.



И вновь земляки шагают дальше. Идут через место, где раньше стоял небольшой хуторок, звали его Помелок. Попрощались они с речкой Сырчёнкой и начали добираться до деревни Пантюхино. Там, к счастью Ивана Пантюхина, светятся тремя огоньками избы, но не было среди них его дома.
Хозяйка одного из живых домов указала им дальнейший путь: в километре от Пантюхино должна быть деревня Огарыши. Но нет её, не видать.



«А где же наши любимые жёнушки,
наши детишки, наши внучата,
милые красивые наши девчата,
когда нас на войну провожали,
любить и ждать обещали.
За тысячу вёрст мы к вам пришли,
но никого не нашли.
…И никто никогда не узнает о нас,
где мы жили, где наши деревни стояли,
за что же тогда мы воевали
и смерть в чужой земле принимали?
А ну, братцы, в строй становись, любимой вятской земле поклонись!
Мужайтесь, солдаты, в часть доберёмся,
во всём разберёмся!
...Низко головы солдаты склонили,
на небо молча они уходили…» 


Фото: сообщество "Ржаной Полом. Музей истории. Перезагрузка"

Подпишитесь на нас в: Google Новости Яндекс Новости