Сегодня: 11.04.2021

77.17
91.78
АИ-92 46.5 руб.
АИ-95 48.9 руб.

Следите за новостями:

  Алексей Филиппов 3752

«Рэпроспектива». Фестивали, концерты: каким был кировский рэп во время своего зарождения?

«Рэпроспектива». Фестивали, концерты: каким был кировский рэп во время своего зарождения?

Игла, Джизус, УгадайКто – это, пожалуй, самые известные кировские рэп или около рэп-исполнители, которые вышли далеко за пределы региона. Игла на днях выпустил полноценный альбом, на котором приняли участие и Джизус, и УгадайКто. Есть определенная «тусовка» и, глядя на ребят можно подумать, что до них в Кирове никто о рэпе толком не знал. По крайней мере, ни о какой широкой известности говорить нельзя (не берем «Роднополисов» в расчет). Но объективности ради стоит отметить, что сейчас для того, чтобы артиста услышали, не нужно пускать свои треки в ротацию на радио и выпускаться на серьёзных лэйблах. Благодаря Интернету песни разлетаются по тематическим группам в ВК и чатах в Телеграме за считанные минуты, главное, знать, куда и что скинуть.

Но, если немного копнуть в историю, то хип-хоп культура зародилась в Кирове еще в конце 90-х, начале 2000-х и с тех пор всегда была частью музыкального пласта. Правда, в отличие от современных исполнителей, карьера артистов, если можно так сказать, шла гораздо меньшими шагами. Но зато они были более осязаемы и ценны.

Our Street (Наша улица), Юго-Западная сторона (S.W.S.), Slug Away – это были команды, которые плотно ассоциировались в середине 2000-х с рэп культурой в Кирове. И когда она уже набирала обороты, достаточные для широкого распространения, были чем-то вроде образцов для подражания, ребят, которые задавали планку молодым. Но ведь и они как-то начинали.


На сцене "Наша Улица". 2005 год

Константин Гнездилов (Nylon1 ex. Slug Away) рассказал, о том, как и в какую сторону развивался рэп в Кирове в первой половине нулевых.

Если сейчас, когда Spotify подсовывает музыку по настроению, предпочтениям и другим аспектам, давая возможность открыть для себя новые жанры и артистов, то раньше это можно было сделать, лишь что-то случайно зацепив на улице, у друзей или родителей. Константин, например, познакомился с рэпом случайно оказавшись на Дне города в Новосибирске в 1998 году.

Константин Гнездилов (Nylon1): 
Были летние каникулы после 9 класса. Мама собралась к подруге в Новосибирск и взяла меня с собой. Приехав, мы случайно попали на День города, где была глобальная тусовка на каком-то футбольном поле. Там всё было поделено на зоны и где-то играли в стритбол, где-то читали рэп местные группы, а перед сценой стояло много людей – тысячи 2,5 примерно. И на меня это произвело неизгладимое впечатление. Я был в диком восторге, прямо кайфанул потому что ребята классно читали рэп. После этого я сразу сказал: «Мам, я хочу широкие штаны».

Если в крупных городах можно было найти в продаже любую музыку, то в Кирове из рэпа, на тот момент продавались только «Легальный бизнес» и Bad B, поэтому погрузиться в культуру было сложнее. 

Константин Гнездилов:
Вернувшись в Киров я начал спрашивать, у кого, что есть из рэпа? Чисто случайно находились, например, у моих одноклассников по несколько кассет было с Naughty By Nature, Public Enemy, и прочими «ганста-неграми», которые, как раз и расширили мне понимание, что такое рэп, как его нужно читать. И вот в момент прослушивания, проникновения всего этого в меня, я практически полностью исписал тетрадь из 96 листов, куплетами на разные темы, потому что меня пёрло, у меня были идеи и мысли.

Сейчас трудно себе представить время, когда не было соцсетей и мессенджеров. До них были тематические форумы и чаты в локальных сетках, а еще раньше, компьютер был не в каждой семье.

Константин Гнездилов:
 Однажды мы играли в футбол во дворе. Я попал в команду с парнишкой, который жил в соседнем доме и с ним разговорились на тему рэпа. Он рассказал, что тоже слушает. На этой почве мы решили что-то вместе «замутить». Попробовать почитать самим. Этот парнишка был Руслан (Эстет), с которым мы сделали группу Slug Away. По музыке у нас все было очень сложно, потому что ни у меня, ни у него не было компьютера, но вместе с ним учился парень, у которого компьютер был. И наши первые треки делались так: мы приходили втроем домой к тому парню, мама его была, конечно, недовольна. Мы сидели втроем и благодаря программе hip-hop Ejay набирали себе первые минусовки. Программа позволяла собирать минуса за счет базового набора семплов и мы этим занимались. Куплеты были мои, Руслан ничего не писал, музыку мы собирали все вместе, после чего минуса записывали на кассеты и потом дома, включая в обычный магнитофон погромче, отрабатывали песни, вслух читая куплеты, нарабатывая дикцию, голос.

Репетировать ребятам приходилось на тусовках, образовавшихся вокруг break-dance команды Solid Line в которой танцевал Руслан. На тот момент «Солид лайн» считалась одной из самых сильных команд в Кирове и была на слуху также как и Crazy Foot. 



Поскольку рэп постепенно охватывал Россию и нарастающая волна его популярности вышла в сторону регионов, в Кирове, как и других городах, появились первые фестивали.

Константин Гнездилов:
— То ли в 1999, то ли в 2000 мы услышали, что будет первый фестиваль в «Победе» (Gaudi Hall). Организовывал его Антон Загравский. Мы услышали, что будет открытая репетиция и любой желающий может прийти и попробовать. Кто хотел выступать, должен был что-то прочитать, чтобы Антон решил, берут человека или группу на фестиваль или нет. Своего рода отбор. Мы что-то прочитали и нас допустили к участию. На этом фестивале мы участвовали наряду с Our Street и с парнями с Юго-Западной стороны. Но мы не общались между собой. У всех были «морды кирпичом» никто не наводил дружеских коннектов, никто ни с кем не знакомился. Только в конце выступлений кто-то сказал, что всё вроде бы было круто и на этом разошлись.


Выступление Nylon1 в Нижнем Новгороде

Участие в фестивале через небольшие выступления на различных брэйк данс вечеринках у Crazy Foot, с которыми мы познакомились после выступления, и Solid line открыли дорогу на «большую» кировскую сцену. Ребята выступали на открытых праздничных площадках, в том числе Дне города Кирова.

Поскольку это время можно назвать своеобразным зарождением рэпа в Кирове, то особой конкуренции у коллективов не было. Мало того, что они были разбросаны по Кирову и если на «Юго-Западе» была довольно большая тусовка, то в остальных районах города, если и были коллективы, то существовали особняком, самостоятельно развиваясь исходя из возможностей.

Так вышло, что во многом, в первые годы, рэперам помогали танцоры. Break-dance подхватил местную молодежь несколько раньше и вокруг этой культуры успел образоваться костяк, ставший опорой и молодым рэп-исполнителям.

Константин Гнездилов:
— Нас приглашали на «Радио Мария» к Жене Савельевой, приглашали на мероприятия к себе Crazy Foot. Они, кстати, много хороших мероприятий делали в то время. Помню к ним же Децл приезжал. Мы были на разогреве Децла. Потом был Смоки Мо с альбомом «Кара-Тэ». Мы были тоже на разогреве у него. Многоточие… В общем благодаря этим ребятам мы заняли позицию одной из известных групп города Кирова на равнее с Юго-Западной стороной. Получается, после первого реп фестиваля в пределах 3 лет мы выступали на всех мероприятиях города, где были хип-хоп блоки, на всех мероприятиях «Солид лайн», на всех мероприятиях Crazy foot. То есть были такой затычкой в бочке.


Клип группы I.B.M. на песню «Короли хип-хопа» одно время был в ротации на канале MTV

Но, несмотря на широкую известность в узких кругах и определенный уровень творчества, проблемы в производстве музыки по-прежнему были

Константин Гнездилов:
— Через какое-то время у Руслана появился компьютер, и мы решили, что надо развиваться и решили попробовать свои силы – семплировать, резать треки разных музыкальных жанров и потом уже в Vegas мы эти треки руками расставляли все эти семплы, ровняя бочки, снэры, басс подстраивали. Очень кропотливая работа была, занимала она очень много времени. Но благодаря нашей усидчивости, вниманию мы этим занимались. Потом уже появился Fruity Loops и его уже использовали для ритм-секции. Это стандартные инструменты, которыми пользовались все ребята. К этому времени в техническом плане все уже были на одном уровне. Если говорить про Кировских ребят.

Из-за отсутствия нормальных по сегодняшним меркам, способов коммуникации, новый для Кирова музыкальный жанр медленно распространялся в Кирове. Поэтому в первой половине 2000-х годов, из общего числа коллективов на слуху были только те, которые где-то выступали.

Константин Гнездилов:
— Что касается команд из других городов, то мне приходит в голову одна из Кирово-Чепецка - New Bronx. Они на то время делали очень круто. Мы, когда увидели их, на рэп-фестивале, мы обалдели. Честно. Уровень у них был очень хороший. И кроме больших каких-то мероприятий, мы их не видели больше нигде. И каждая встреча, конечно, для нас была большим событием. Они были качественными по музыке, и по исполнению и по вокалу у них все очень грамотно сделано, и нам было чему поучиться. Хотя я помню, годика через 2 они нам тоже респектовали и тоже говорили, что у нас всё в порядке.

Мы как Slug Away дважды с 2002 по 2004 съездили на общероссийский рэп фестиваль Кофемолка в Чебоксары в качестве участников. Чтобы попасть в список участников, там нужно было пройти отбор из более чем 500 команд со всей России, которые подавали заявки. Так что уровень у нас был довольно крутой по тому времени.

Фестиваль этот стал последним для коллектива и дальше Константин продолжил заниматься музыкой один под именем Nylon1.

Константин Гнездилов:
— На тот момент у меня уже был свой компьютер, и я неплохо разбирался в семплировании, продакшене и делал сольно, выступал сольно и меня все устраивало. Записал альбом. Slug Away мы тоже записали альбом, но это было такой home tape, потому что в то время ни на что, кроме как на домашний караоке микрофон записаться было не на что. Денег карманных не было потому что нам было по 16 лет – мы подростки, за студию тоже нечем было платить. Поэтому писали такие «хоумтэйпы» и распространяли по рукам. А когда я начал делать сольный альбом, я работал на радио был такой «Релакс FM» и у меня была возможность посещать студию звукозаписи, где я и записал свой первый студийный альбом, получивший название «Программа минимум». Этот альбом у меня позже был издан в Москве на диске. Судить, насколько он был удачным, нельзя, но мне он нравился. Я был доволен тем, что он вышел. С выпуском мне помог Андрей «Икстар». Альбом я сделал полностью сам, один. Это был 2005 примерно год. Я потом сделал студию у себя дома. Там были неплохие условия и я записывал там в том числе «Юго-Западную сторону». Поэтому под конец у нас были такие «френдли» отношения и всё было вообще круто. Даже каких-то новичков записывал и сводил им треки.

В 2006 году, в России уже проходили различные интернет-баттлы и форум Hip-hop.ru в этом плане объединил много людей с разных концов страны.

Константин Гнездилов:
— У меня получалось добираться до финалов, и в командных зачетах, и вообще участвовал в баттлах, где был Артур Скотт, Стороны Ра. И мы друг о друге были наслышаны. Он как раз вскоре, помог мне в Москве устроиться и перекантоваться 2 месяца, пока я не нашел работу и квартиру. И за счет этих же форумных историй, пока я был в Кирове, мне удалось познакомиться с «Икстаром», с «Мафоном», который бэк-МС GUF’а, я познакомился с Dime. Dime брал мои треки на сборники Rap-Records. Наверное, можно сказать, что я один из немногих кировчанин, который издавался на всероссийских рэп-сборниках, которые продавались на каждом камке, по всей России. Спорное достижение того времени, конечно, но по самолюбию, конечно, гладит.

Затем на долгое время творчество для Nylon1 отошло на второй план, но в 2017 году он записал новый релиз.

Константин Гнездилов:
— Рэпером бывшим быть нельзя. У меня пару лет назад с другом, которого я еще в Кирове записывал у себя дома, как начинающего ( «МС Wertex»), вышел альбом под «Реанимацией». Поэтому, несмотря на такой большой интервал времени, нельзя сказать, что я завязал. Хип-хоп никуда не делся, но это сейчас больше хобби. Сейчас если захочется, можно без проблем записать трек – всё доступно.

Как отметил Константин, после 2004 года в России начали проводиться крупные фестивали, которые подтолкнули молодежь. Мода на широкие штаны не обошла стороной и Киров. Примерно в 2004 году рэп вышел за пределы юго-запада и центра Кирова.

Алексей Филиппов:
— У нас всё очень сумбурно получилось. Я познакомился с Костей в загородном лагере, он тогда «трушным» рэпером был. На второй год знакомства, когда мы снова пересеклись, он сказал, что у него есть друг, который немного читает рэп и почему бы нам не скооперироваться. У меня был одноклассник – Дима, которому я предложил такую авантюру. Авантюра – потому что мы с Димой, например, жили в Кирове на «Филейке» и «ОЦМе», а Костя с Толей в санатории «Колос» и Нижне-Ивкино. Нам, получается, было по 15-17 лет. И на тот момент представить, как мы это всё сращивать будем, было сложно. Но в итоге, через какое-то время созвонились по телефону и встретились уже в Кирове, познакомились вчетвером и придумали название группе – Solid Clash.

Если в начале 2000х особого толчка в развитии коллективов не было, то ближе к середине начали организовываться местные фестивали на постоянной основе.

Алексей Филиппов:
— Несмотря на то, что мобильники уже тогда были у каждого в кармане, нормальным компьютером разжиться было сложнее, но у Димы он был, соответственно первое время на том же «Хип-хоп эйджей» ковались первые минуса. В Кирове мы особо не знали где и как можем выступить, просто не представляли, как всё работает. Но Толя, поскольку жил в Нижне-Ивкино, смог договориться с местным клубом, чтобы мы выступили там на новогодней дискотеке. Это был провал. Несмотря на то, что до выступления мы уже хорошо выучили свои тексты, благо писали каждый себе сам, выучили тексты друг друга, всё равно получилось множество косяков и… в общем первый блин был комом. Однако публика в зале нормально восприняла наше выступление. Через месяц, примерно, Толя нашел где-то афишу, буквально на столбе, когда в Киров приехал. Это был фестиваль «Сила слова». Я помню, на очередной репетиции у Димы дома он сказал, что надо заявляться и выступать. Было не по себе, но процесс уже был запущен…

Схема с фестивалем сработала почти так же, как и у Slug Away, правда не столь глобально. Ребятам не удалось не то чтобы взять победу. Там пройден был только один или два отборочных тура, но они дали и массу опыта и знакомства.

Алексей Филиппов:
Я помню, мы пришли на отборочный, он был в клубе «Dolphin sound» в ОДНТ на третьем этаже. Тогда там было много разных коллективов и такое движение необычное, как и сам клуб: группы людей по разным углам, кучками что-то там бубнят себе под нос, что-то обсуждают. До нас не было никому дела, таких, как мы, были групп 10-12 наверное. В общем, организаторам было из чего выбрать. Мы, по-моему, прошли отбор, а дальше уже не смогли продвинуться по фестивальной лестнице. Но организатор, Sam, тогда предложил нам ездить к нему в ДК «Заречный», где по воскресеньям вечерами у него проходили репетиции. Это сложно назвать именно репетициями, скорее тусовки. Просто там была какая-то скромная аппаратура, несколько микрофонов. Вот мы включали минуса на центре и читали рэп. Просто это происходило уже не в квартире, а в ДК. Причем на эти тусовки мы ездили с Димой вдвоём. Пацаны же, суетились у себя, в основном.

До следующего сезона фестивалей был примерно год. Выступать больше было негде, поэтому оттачивание навыков пошло с их закреплением на диске.


Перекрёсток Улиц - Выступление в Нижне-Ивкино 02.01.06

Алексей Филиппов:
 Толя сказал, что знает девчонку, которая поёт в хоре и было бы круто её позвать к нам на вокал. Не помню уже точно, как мы с ней познакомились, но помню, как отпрашивали её у родителей потом, чтобы съездить в Нижне-Ивкино на выступление. Да, снова Нижне-Ивкино и снова новогоднее выступление. В этот раз мы выступили очень круто, потому что такого еще в Кирове не делал никто, и зал этот формат подхватил. После выступления мы начали вынашивать какие-то идеи, песни. В основном получалось так, что музыка была на Диме, где-то присоединялся Толя, тексты писали каждый себе сам и Толя делал на Лизу припев. Примерно с таким сценарием работы мы вышли на участие в фестивале уже в 2006 году.

Но в 2006 году в Кирове параллельно начали проходить 2 фестиваля: «Сила Слова» и «Хип-Хоп предел». «Сила Слова» по-прежнему проходила в «Дельфине», а «Хип-Хоп предел» проходил в клубе «Алые паруса».

Алексей Филиппов:
— Получилось так, что мы заявились на 2 фестиваля, но в конечном счете решили все силы вложить в «Хип-Хоп предел». Там было больше участников и, в принципе, организация проходила интереснее. Кто ж знал, что в конце организаторы фестивалей объединятся и проведут общий финал. Получается, в финале, который проходил в «Победе» встречались сильнейшие участники двух фестивалей. На протяжении всей серии фестивалей мы уверенно выступали, но перед финалом очень кропотливая работа была, которая включала в себя разметку того, кто где помогает, на «бэках», кто где стоит и куда перемещается по сцене в рамках выступления. Сидели и рисовали в тетрадке, чтобы понимать, как это нам сделать, чтобы выглядело гармонично, и никто просто не болтался на сцене, как что-то инородное, когда партии у него нет. И если в самом начале мы начинали с минусов на «Хип-хоп эйджей» то уже со временем перешли на пресловутый FL Studio. По сколько на фестивалях была довольно спокойная атмосфера, никто ни на кого не наезжал, а, напротив, все знакомились и поддерживали друг друга. То получалось довольно просто перенимать опыт и узнавать какие-то новые приёмы у ребят. Это, конечно, касается ситуации, когда все с одного района. Когда коллективы, например с «Филейки» и с «ЮЗ», тут ни о какой дружбе речи нет. Понятное дело, что никто разборки не устраивал, но накал определенный был, и это было видно в выступлениях, в общении. На тот момент в Кирове были Slam Dan Clan и Hell Dogs Clan. Первые с «Коминтерна», вторые – «ЮЗ». Но это, скорее просто творческие объединения из нескольких групп, нежели банды.

Победа на фестивале открыла дороги команде во все клубы города, на все вечеринки и стала толчком для записи еще одного альбома.

Алексей Филиппов:
— Не скажу, что мы были уверены в победе. В финале кроме нас были крепкие ребята. Один и них - Paynъ - был нашим хорошим другом и у него, определенно, был свой стиль и хороший уровень читки. Но, победа была наша, и лично у меня чувство было немного двоякое. Я помню, как в 2002 году в «Победе» на этой сцене выступала «Каста», у них на разогреве были «Юго-Западная сторона» и я брал автографы у ребят, потом в 2006 году эти же ребята вручают нам кубок, как лучшей команде в Кировской области. Практически все треки с выступлений уместились на наш второй командный и первый тиражированный альбом «Катарсис». Его даже можно было купить в магазине «Занзибара» на Воровского за какие-то символические деньги. Тогда же мы запустили свой сайт и собирали обратную связь по релизу. В итоге было куплено несколько дисков. В основном все просто качали из сети и не парились. После победы на фестивале мы стали выступать практически на всех рэп-вечеринках в Кирове. Понятное дело, что коллективов тогда уже было много и время от времени выступали не мы одни, но какое-то время мы были хэдлайнерами.

Победа на фестивале оказалась первой и последней. Ребята перестали заявляться на такие мероприятия и ударились в записи альбомов.


На фото: Юго-Западная сторона и SeeMC

Алексей Филиппов:
— Примерно через 3-4 месяца после того, как мы записали «Катарсис», я ушел из группы. У нас возникли некоторые разногласия. Юношеский максимализм, вспыльчивость, гордыня и что там еще? - Не позволили побороть их и случилось то, что случилось. Я ушел и какое-то время еще выступал один, а потом и вовсе перестал. Мне было сложно найти «минуса», потому что своего компьютера у меня не было, а писать просто так не доставляло никакого удовольствия. Я потом еще как-то выступал на дне молодежи в парке у Цирка, выступал на каких-то профилактических мероприятиях для подростков, но на этом всё закончилось. Ребята тоже перестали заявляться куда-либо и сконцентрировались на записях. С фестивалями было покончено.

С фестивалями было покончено не только у ребят из «Перекрестка улиц», но и у многих других коллективов. «Хип-хоп предел» на протяжении нескольких лет еще организовывался, но всё с меньшим успехом, о чем гласили комментарии на форуме «Кироврэп».

Елена Воробьёва (De Lynx), организатор фестиваля «Хип-хоп предел»:
— Если сейчас оглядываться на рэп тех лет, для меня это была дружелюбная тусовка в одном плане. В другом плане – какая-то война и конкуренция среди тогда еще кланов. С одной стороны кировский рэп в 2000-х продвинулся. Если поначалу это была тусовка у SAMa и собрание каких-то друзей, то потом, когда уже прошло время, появился некий опыт, взгляды и возможности.

 

Елена Воробьёва:
У нас с Машей была цель продвинуть хип-хоп дальше «Коминтерна», создать здоровую конкуренцию и дать возможность молодым исполнителям стать известнее чуть дальше, чем за пределами Кировской области, стать известнее. Плюс на базе кировского фестиваля я создала школу кировского рэпа – это была возможность у людей репетировать, помогать друг другу: кто-то музыкой, кто-то текстами, создавались группы… Поэтому кировский рэп в 2000-х был очень прогрессивным. У нас всегда была здоровая конкуренция, как «Юго-Западная сторона» и «Наша улица». Они, несмотря на то, что были вроде бы из одного района, были абсолютно разными и конкурировали, и за счет конкуренции рэп рос во всех планах. И это было очень интересно тем, что происходило хорошее общение, знакомства. Приятно вспоминать, ностальгия. Было достижением выпустить собственный диск, выступить на одной сцене со знаменитыми хип-хоп исполнителями. 

Когда мы организовали рэп-фестиваль, у нас был отборочный тур, а не просто тусовка. Мы ездили в Ижевск, приглашали ребят оттуда, чтобы они выступили, и всё было очень прикольно. И я считала, что за нами перспективы были весьма большие, поскольку общение тогда выстраивалось хорошее и с местными исполнителями и с ребятами из других городов. Появились возможности помогать исполнителям выступать в других городах: Paynъ записывал треки, у «МС Wertex» была своя студия. «Верт», к слову, на тот момент, был мальчиком, приехавшим из Коми. У него не было тут особо друзей, и я искренне считаю, что благодаря нашему фестивалю мы друг другу помогли. Он предоставил свою студию для записи, а мы ему помогли найти людей, которые в дальнейшем у него могли записываться. Мы все друг другу помогали и на этом мы росли.


Архивная запись финала фестиваля «Хип-хоп предел»

Елена Воробьёва:
— Если вспомнить, из-за чего все разрушилось, становится понятно, что бизнес с друзьями очень сложно строить. Кто-то начинается звездиться и баланс нарушается. Я понимаю, что где-то я перегнула палку, где-то Маша на тот момент перегнула палку тем, что не дождалась меня, когда я уезжала, начала делать фестивали с другим человеком. А я это просто ревностно восприняла и сейчас я бы не позволила себе так поступать с друзьями, как поступала тогда. У нас «Хип-Хоп предел» угас из-за того, что мы с Машей поссорились. Я привыкла работать в команде и не стала ничего делать одна, пытаться развивать хип-хоп своими силами, потому что мне одной было сложно. Сейчас, конечно, мы с Машей дружим, общаемся, и, возможно сейчас хотелось бы заниматься хип-хопом, но уже есть различные обязательства бизнесы, отнимающие много времени и сил. 

Различные рэп-фестивали проходили в Кирове и до пандемии. Только теперь мода задавала им новый формат – баттлы. Это уже абсолютно другой стиль музыки, если сравнивать с тем, с чего начинался и как развивался кировский рэп вплоть до конца 2000х годов.

Подпишитесь на нас в: Google Новости Яндекс Новости