Сегодня: 27.02.2024

92.63
100.18
АИ-92 49.9 руб.
АИ-95 55.4 руб.

Следите за новостями:

1038

Цифровая проблематика Вятки

«Ростелеком» и «Цифровая Россия» представляют проект, в котором руководители рассказывают о проблемных темах в цифровой сфере региона

Цифровая проблематика Вятки

«Всем сразу нужны хорошие ИТ-эксперты с большим опытом…»

 

Геннадий Чистяков, директор института математики и информационных систем Вятского государственного университета: о насыщении региона ИT-специалистами, трудностях обучения, зарплатах айтишников

 

— Геннадий, какая ситуация с кадрами в ИТ-сфере? Айтишников вроде готовят немало, но не раз слышал об их дефиците на рынке труда, когда на Вятке не могут найти специалистов даже на относительно высокие зарплаты... 

 

— Начнем с того, что по всей стране дефицит грамотных специалистов — почти по всем отраслям. Айтишники тем более востребованы, так как экономика идет по пути автоматизации и цифровизации. Поэтому все ищут хороших ИТ-спецов. И кто хочет, тот найдет. Проблема в том, что их зарплаты определяет рынок. И когда руководитель сетует, что не может найти работника на 30-40-50 тысяч рублей, что тут скажешь? Да, сейчас норма, когда кировский айтишник работает в Кирове на московскую или зарубежную компанию, и получает соответствующую зарплату. Рынок глобальный и нельзя измерять его линейкой нашего региона.

 

— Сразу стало как-то грустно…

 

— Ну все-таки уезжают или уходят на столично-зарубежную удаленку далеко не все. Речь об отдельных экспертах. Обычного начинающего ИТ-специалиста вовсе не ждут на огромные зарплаты. А где опыт нарабатывается? В кировских компаниях. Конечно, нашим работодателям также нужны квалифицированные сотрудники. Но получать их выходит только у тех, кто правильно выстраивает стратегию в сфере кадров. Чтобы специалист реально закрепился, а не сбежал через полгода, набравшись опыта, нужно более тонко выстраивать взаимоотношения, прорабатывать мотивационные схемы. Выяснилось, например, что у нынешнего поколения студентов материальные вещи при поиске работы далеко не на первом месте. Они готовы пойти на меньшую зарплату, но в хороший по отзывам коллектив, стабильную компанию, на комфортные условия труда. Правда большинство хочет гибкий график или удаленку. Сейчас для очень многих это важнейший фактор. 

 

— Ваш институт — главная кузница ИТ-кадров в Кирове. Может еще их дефицит и от того, что мало набираете студентов?

 

— Мы ежегодно на ИТ-направления набираем более 350 человек. Не так уж и мало, казалось бы. И эта цифра растет. Да, это не только вятские ребята. Но ведь студенты из других регионов могут и остаться у нас, если найдут достойных работодателей. Нюанс еще в том, что у нас не просто учиться: программа сложная, требовательные преподаватели. Часть учащихся «не доживают» до выпускного, не выдержав нагрузку. Забирают документы, выбирают профессии попроще… 

Тут надо сказать, что и у нас, и в других институтах университета усиливается обучение «цифре». Есть федеральные проекты, которые глубже погружают в данную тематику гуманитариев, экономистов, машиностроителей. Например, наш институт курирует проект «Цифровые кафедры», по которому мы учим ребят основам программирования, алгоритмизации, работе с базами данных. По сути, даем студентам вторую квалификацию. В этом году мы выпустили 830 человек. Эти люди точно не будут пугаться, столкнувшись с информтехнологиями на будущих местах работы.   

 

— Слышал от ряда руководителей ИТ-предприятий, что вузы, колледжи учат не тех, или не так. В этом есть доля истины? 

 

— Мы не ориентируемся на какие-то конкретные языки программирования, сиюминутные потребности предприятий. Из-за этого часто дискутируем с работодателями, которые хотят, чтобы студент пришелк ним и сразу начал программировать под конкретную задачу. Мы учим фундаментальным вещам: принципам, парадигмам, технологиям. На основе этого выпускник сможет программировать на разных языках. Мы не учим конкретному стеку предприятия. А если оно переориентируется, закроется или человек уволится? Что ему делать дальше с этими узкопрофильными знаниями? Нам важно, чтобы наш выпускник в жизни не потерялся. А для этого он должен уметь сам разбираться и осваивать новые стеки. Наша задача не подготовить сто специалистов по сотне направлений. Мы должны выпускать людей с хорошим аналитическим мышлением, чтобы они умели правильно думать, понимать процессы и выстраивать нужные алгоритмы для нужд любого предприятия, хоть металлургического, хоть консалтингового. Важно, чтобы наш выпускник, оказавшись в конкретном проекте, смог адаптироваться и исполнить его, применив полученные базовые знания. 

Сейчас информационные технологии — это такая эклектика. Информатики как науки не существует. В это понятие входят кусочки математики, физики, экономики… Говорят, что будущее за теми, кто готов работать на стыке различных направлений: биологии и физики, химии и математики. Так и информатика. Когда берем среднестатистического разработчика, то он занимается проектированием информационной системы для какой-то конкретной отрасли. Например, стоматологии, или для конвейера автозавода. Он действует на стыках направлений. 

 

— Чтобы стать хорошим айтишником надо обязательно получить высшее образование?

 

—Если вы хотите, например, научиться делать веб-сайты или стать веб-дизайнером, то можно обойтись и без высшего образования. Хватит каких-то курсов. Или если мы говорим про классического длинноволосого сисадмина в свитере, который следит за работой сетей и компьютеров на предприятии, то и здесь встает вопрос о необходимости «вышки». Ни в одном образовательном учреждении не научат всему, что нужно знать в ИТ-сфере, ибо она постоянно меняется. Появляются новые технологии, схемы, приборы. По сути, нужно постоянно учиться. Ни в каком университете не дадут конспект на все сложные ситуации при администрировании сети. Ключевая задача «вышки» — это, прежде всего, дать базовые знания, научить думать правильно, эффективно решать различные задачи. Человек с высшим образованием — это тот специалист, который должен быть нацелен на правильное осмысление ИТ-проблем и постановку задач для улучшения бизнес-процессов. 

 

— Какие самые перспективные направления в ИТ-сфере? Для ориентации будущим абитуриентам. 

 

— Исходя из сказанного о смысле высшего образования, я никогда не делил направления по их перспективности. Дело в нюансах. Где-то больше математики, где-то — программного или аппаратного обеспечения, где-то — крен в информационную безопасность. Все это востребовано. Да и мир постоянно меняется. Можно сказать, вот сейчас это направление — самое востребованное. Но где гарантия, что через четыре года сохранится этот спрос. Еще раз повторю: мы выпускаем людей, которые имея мощную базу знаний, должны при любых обстоятельствах решать конкретные задачи в той области, куда они придут. 

 

— Если родители приводят 12-14-летнего ребенка в фигурное катание и просят тренера сделать из него звезду, то тренер мягко откажет, а мысленно покрутит у виска: где вы были 10 лет назад! А чтобы стать классным ИТ-специалистом тоже надо «быть в теме» с ранних лет? 

 

— Мне кажется, это один из мифов. Вот, дескать, в 7 классе не начал программировать, то ты потерян для ИТ. Иногда ребята вообще ничем таким не занимались, а приходят в вуз и начинают нормально учиться, разбираться. Были истории, когда ребенок с первого класса не выходил из кружков программирования, робототехники, побеждал на каких-то конкурсах. По инерции поступает на ИТ-направление. И вскоре понимает: это все ему надоело, или видит, что надо реально трудиться — на полученных когда-то в школе знаниях не проскочишь. И уходит... Конечно, бэкграунд дополнительных специальных навыков для студента важен, и ему будет легче воспринимать программу на первом курсе, но главное — желание учиться.

Кроме того, учеба в вузе отличается от школьной. Многие думают, что они придут на лекции и им преподаватели все расскажут — успевай записывать. И они выйдут готовыми айтишниками. Чтобы научиться, студенты должны быть в активной позиции, готовые разбираться с неизвестными вещами и много трудиться. 

 

— Будущее трудоустройство выпускников?

 

— Как правило, все желающие уже с третьего курса находят себе подработки. Когда к нам приходит какой-то работодатель и говорит, отдайте нам выпускников, мы его можем разочаровать. Все лучшие студенты трудоустроены, или уже знают, где будут работать. Мы стараемся сотрудничать с будущими работодателями. Например, всегда рады видеть их в аудитории в качестве преподавателей спецдисциплин. 

Многие работодатели осознают, что нет готового специалиста, который с порога начнет программировать по нужным параметрам. Все равно нужна стажировка. Адаптация под требования конкретного бизнеса.  

 

— Один из мифов про айтишников, что они самые высокоплачиваемые работники. Подтверждаете? 

 

— Это та тема, по которой мне трудно дать объективную картину. Хэдхантер и другие ресурсы общедоступны. Там указываются очень разные суммы. Безусловно, у айтишников зарплаты выше средних. Все зависит от того, сколько компания готова платить, насколько у нее силен кадровый голод. Но нужно различать сисадминов в небольших предприятиях и топовых специалистов, которые выполняют сложные задачи. Сейчас ситуация находится на том витке, что молодые (джуниоры) специалисты не так сильно востребованы. Всем сразу нужны хорошие крепкие эксперты с большим опытом. Просите конкретику? Ну вот недавно один наш партнер попросила точечно порекомендовать умного студента на полставки на 40 000 рублей. 

 

— Каковы шансы получить высшее ИТ-образование бесплатно? 

— Сейчас государство очень заинтересовано в ИТ-кадрах. Поэтому число бюджетных мест увеличивается. И поступить реально. Да, конкурс, кажется большой. В этом году было восемь человек на место. Но сейчас такая система, что абитуриенты подают документы сразу в несколько вузов. Реально к нам в этом году было поступить на бюджет со 175 баллами ЕГЭ.

Подпишитесь на нас в: Google Новости Яндекс Новости