Сегодня: 22.11.2019

63.84
70.7
АИ-92 42.9 руб.
АИ-95 46.1 руб.

Следите за новостями:

Раздел экологии

Перепрофилирование объекта «Марадыковский». Больше вопросов, чем ответов…

Кировчане бурно обсуждают строительство нового завода по переработке отходов на месте предприятия по уничтожению химического оружия. Что мы уже знаем о предстоящем объекте, а чего нет? Киров.ru публикует мнения, в чем плюсы и минусы строительства.

Перепрофилирование объекта «Марадыковский». Больше вопросов, чем ответов…

После появления официальной информации о перепрофилировании объекта в поселке Мирном Кировской области прошло три месяца. И вот представители «РосРАО», а именно это федеральное предприятие выступает подрядчиком, готовы выслушать мнения активных кировчан и услышать вопросы о судьбе объекта «Марадыковский». Ответят ли на них, узнаем совсем скоро. 

Разговоры о конверсии объекта

А пока напомним предысторию. И поможет нам в этом член общественной палаты Кировской области, профессор Тамара Ашихмина:

 — Наш объект по уничтожению химического оружия отработал уже 9 лет. Прошло с этого момента почти 4 года. На «Марадыковском» было уничтожено порядка 7 тыс. тонн отравляющих веществ. По итогам деятельности объекта был построен промышленный полигон из двух площадок, где хранятся отходы уничтожения. Сейчас на площадке, вместе с отходами, которые были там до уничтожения, находится порядка 10 тыс. тонн потенциально опасных веществ. Вот такое наследие находится в нашем регионе от деятельности объекта. 

Ашихмина также уточнила, что все затраты на возведение объекта и его деятельность составили порядка 12 млрд рублей. И 10 часть их этих средств, а по некоторым данным больше (до 2 млрд рублей), пошла на создание социальной инфраструктуры. Это школы, больницы, объекты культуры, дороги и коммунальная инфраструктура. 

 — В целом объект отработал в штатном режиме. Это мы всегда отмечали, как экологи. В санитарно-защитной зоне показатели не превышали 1 — 1,5 ПДК. Это говорит о том, что на объекте работали высоко технологичные системы. Они обеспечивали безопасность. Я не зря все это говорю. Так как такие моменты должны звучать и по новому объекту, — подчеркнула Тамара Ашихмина. 

О конверсии объекта «Марадыковский» говорили и во время его строительства, и во время завершения работы. Министр Мантуров отмечал, что обязательно будут использованы мощности предприятия на пользу региону. Было предложено несколько вариантов. Они обсуждались не единожды. Одно из предложений — создание целлюлозно-бумажного комбината, но инвестор решил не вкладываться. Вторая идея — создание объекта по ТКО. Не получилось по той же причине. Затем планировалось фармацевтическое производство. 

 — Ну и все мы с вами являемся свидетелями. 30 апреля правительство России приняло решение о перепрофилировании семи заводов по уничтожению химического оружия, в том числе объекта «Марадыковский», в межрегиональные комплексы по утилизации отходов первого и второго классов опасности. К концу 2024 года планируется ввести в эксплуатацию все эти комплексы мощностью до 50 тыс. тонн в год, — рассказала член ОПКО. 

И вот возникают справедливые вопросы. Насколько будет безопасно производство, аналогов которому пока нет? Как будут уничтожаться отходы, по какой технологии? Что получит регион от реализации проекта? Какие инвестиции пойдут на создание инфраструктуры?

Объект и отходы есть. Глупо не использовать

Выяснилось, что Кировская область тоже производит отходы первого и второго класса. Однако их в сотни-тысячи раз меньше, чем будет поступать на завод. Об этом сообщил руководитель Росприроднадзора Ильдус Гизатуллин:

 — В прошлом году в регионе образовалось 137 тонн отходов первого класса. Наибольшую часть составляют ртутные лампы. Что касается второго класса, их образовалось 53 тонны. Это аккумуляторные батареи. Из них передано на утилизацию 81 и 35 тонн соответственно.

Чиновник пояснил, что сейчас в Кировской области на сбор, транспортировку и утилизацию подобных отходов имеют лицензию только два предприятия. Основное из которых «Куприт», являющийся сейчас региональным оператором ТКО. Однако большая часть вывозится в Чувашию, Ульяновскую область, Москву и Татарстан. 

 — Объект уже есть. Глупо не использовать уже имеющуюся инфраструктуру. Нужно было тогда, 11 лет назад, когда «Марадыковский» начинали строить, бунтовать, — возразил лидер движения «Чисто Вятка»Григорий Поскребышев. 

По его словам, отвратительно построена работа с информированием населения. Поскребышев предложил не пользоваться старым названием «Марадыковский», которое у многих ассоциируется с химическим оружием, а наименовать новое предприятие по имени поселка Мирный. «Марадыково — это страшно, Мирный — это адекватно», — подчеркнул активист. 

Он же отметил, что из перепрофилирования объекта можно извлечь огромную пользу. Ведь развитие технологий будущего привлечет на «Марадыковский» ведущих ученых. Здесь может возникнуть научный центр в том числе с привлечением опорного вуза ВятГУ. 

 — Утилизация ТКО и сложных отходов — это будущее. Просто нужно сделать красиво, по-европейски и безотходно! Если Россия хочет развиваться, эти объекты нужны. Нельзя упускать момент, — резюмировал Григорий Поскребышев. 

Мирному нужно градообразующее предприятие

Между тем, самому поселению инвестор нужен. И так-как другие не соглашаются. Почему бы и не «РосРАО».

 — Градообразующее предприятие Мирному конечно нужно. Но оно должно быть безопасным и экологически чистым. Предприятие дает рабочие места, деньги в бюджет, создаются дополнительные предприятия. Однако есть и минусы. Прежде всего, это опасно, люди боятся, и мы находимся в эпицентре. Мы уже жили на пороховой бочке, когда выдавались людям противогазы, когда были камеры, куда в случае чего погружать грудничков, — сообщила свою позицию глава поселка Мирный Ирина Смердова. 

Женщина заметила, что будущий оператор мог бы взять под свой присмотр существующий полигон, оставшийся после уничтожения химоружия. Смердова не исключает, что если захоронение отходов останется без присмотра, его рано или поздно «кто-нибудь расковыряет». Плюс очистные сооружения. Сейчас они принадлежат муниципалитету и со своей работой справляются. А до этого они чистили стоки и с завода. 

 — Хочу отметить, если за столько лет было уничтожено порядка 7 тыс. тонн, то на этот раз получается, что мощность предприятия увеличится в десятки раз, — заметил эксперт общественной палаты Кировской области, бывший начальник отдела водных ресурсов по Кировской области Александр Тимонов. 

 — Мы должны знать последствия, — подчеркнул представитель КПРФ Алексей Вотинцев. 

 — Полемики здесь быть не может. По одной простой причине. Постановление уже подписано. И подписано оно председателем Правительства России Дмитрием Медведевым. Наша задача сейчас вместе с экспертным сообществом, правительством региона выступить в едином звене, чтобы сформулировать свой посыл в «РосРАО», Росатом и другие организации, от которых зависит происходящее, — сообщил председатель совета регионального отделения партии «Родина» Федор Лугинин.    

Предложения к «РосРАО»

— На мой взгляд, наша цель, как я бы ее видела, сформировать максимально конкретные предложения: что мы хотим услышать от «РосРАО»… Если мы эти вопросы будем задавать – это одна ситуация, если не будем – это другая ситуация. Но прежде чем какие-то мысли продвигать, давайте углубляться и разбираться, — сообщила министр охраны окружающей среды Алла Албегова. 

Она предложила подумать в другом направлении. Где общественность может поучаствовать, где она себя видит. В создании проектной документации? Есть прекрасный механизм-инструмент – Государственная экологическая экспертиза и оценка воздействия на окружающую среду.

 — «Должна проводиться экологическая экспертиза по данному объекту или не должна?» — мне задают вопрос. Я говорю: «Это будет точно известно, когда появится проектная документация. Но сейчас можно однозначно сказать из названия объекта – «Объект по обработке, утилизации и обезвреживанию» — в соответствии со статьей 11 Федерального закона «Об экологической экспертизе» есть три позиции. Проводится обязательно на технику, технологии и материалы, оказывающие негативное воздействие. Если такие объекты будут – однозначно объект подлежит государственной экологической экспертизе. Вторая позиция: проектная документация по объектам, использующим обезвреживание отходов I-III классов опасности. У нас речь идет об обезвреживание объектов I-II классов опасности. Однозначно, позиция, которая говорит о том, что экологической экспертизе материалы должны подлежать, — подчеркнула Албегова.

Получается, что у «РосРАО» должна быть какая-то программа проведения оценки, какой-то график этих работ. В предложения нужно записать примерно такое: «РосРАО» должен обеспечить информационную открытость, доступ общественности к материалам процедуры оценки воздействия на окружающую среду на всех этапах ее подготовки.

 — Наши предложения должны пойти непосредственно в Минпромторг, далее заказчику — в «Росатом» и исполнителю — в «РосРАО», — заключила Тамара Ашихмина.

Отметим, представители «РосРАО» уже находятся в Кировской обалсти. Все очень ждут ответов на поставленные вопросы.